Дружба по расчету

Неожиданно теплые встречи американского госсекретаря Майка Помпео с российским президентом Владимиром Путиным и министром иностранных дел Сергеем Лавровым дали повод говорить едва ли не о новой оттепели в отношениях двух стран. Разрядка сейчас действительно нужна обеим сторонам: Россия хочет снятия санкций, а США заинтересованы в союзниках для противостояния Китаю. «Лента.ру» разбиралась, к чему приведет кажущееся сближение Москвы и Вашингтона и почему у России в сложившейся ситуации нет однозначно выгодной стратегии поведения.

«Я приехал сюда потому, что президент Трамп нацелен на улучшение [двусторонних] отношений», — этой фразой Помпео открыл переговоры с Лавровым. «Мы понимаем, что с обеих сторон накопилось немало подозрений и предубеждений, но ни вы, ни мы ничего от этого не выигрываем, — соглашался позже Лавров. — Напротив, взаимное ожесточение увеличивает риски для нашей и вашей безопасности и вызывает тревогу у всего мирового сообщества. Пора начать выстраивать новую, более ответственную и конструктивную матрицу взаимного восприятия друг друга. Мы к этому готовы».

Встреча руководителей двух дипломатических ведомств затянулась на три часа и, по-видимому, действительно прошла неплохо — по крайней мере, участники вышли с нее в приподнятом настроении. С конкретными договоренностями получилось туго: Лавров и Помпео подчеркнули важность восстановления диалога, вновь одобрили идею создать двусторонний совет из политологов, дипломатов и других экспертов — для налаживания отношений и бизнес-совет — для взаимодействия по линии предпринимателей.

Больше было разногласий: по вопросам Украины, Сирии, Ирана и Венесуэлы, — здесь, как любит выражаться российский министр, стороны «сверили часы». Именно отсутствие прогресса по разногласиям больше привлекло внимание западной прессы.

Российская же сторона в лице представителя МИД Марии Захаровой после переговоров была настроена позитивно: «Атмосфера этих переговоров — предельно, точечно и конструктивно обсуждали даже то, что в последние годы не вызывало понимания общности подходов. Поэтому в этом смысле оценка однозначная: очень конструктивные». Хотя, по-видимому, конструктив действительно исчерпывался позитивным настроем.

Затем Помпео ждали переговоры с Путиным. Там повестка тоже была предсказуемой: Сирия, Иран, Северная Корея, Венесуэла, Ливия и Афганистан, — как и конкретные результаты, которых, по-видимому, не было. «Нет, прорывов пока, конечно, не чувствуется, но деловой настрой появился с американской стороны», — резюмировал итоги переговоров помощник президента России Юрий Ушаков, отметив, что стороны «подтвердили начало выправления отношений».

Американский расчет

Как же так вышло, что переговоры, по итогам которых не достигнуто никаких конкретных результатов, признаны не просто успешными, а переломными, способными к выправлению безнадежно испорченных отношений? Причин несколько — причем как с российской стороны, так и с американской.

Во-первых, в США завершилось расследование спецкомиссии прокурора Мюллера, который должен был дать ответ, сотрудничал ли штаб Трампа с Москвой во время президентских выборов 2016 года и пытался ли президент этому расследованию помешать.

Предполагалось, что результаты расследования помирят Америку, однако все получилось ровно наоборот: американский лидер и его соратники сочли выводы комиссии «полным и безоговорочным оправданием», а противники президента — доказательством его вины и поводом для новых расследований.

Итак, Трамп считает себя полностью оправданным и способным дальше проводить свою политику. Нынешний американский лидер известен тем, что, в отличие от многих политиков, четко и последовательно подходит к выполнению своих предвыборных обещаний.

Он пошел на переговоры с Северной Кореей, существенно подорвал реформу здравоохранения времен Барака Обамы, провел налоговую реформу, вышел из Парижского соглашения по климату и невыгодных торговых сделок с другими странами. Было и еще одно обещание, которое Трамп неоднократно давал еще во время президентской гонки, — наладить отношения с Россией.

Он не мог начать выполнять это обещание раньше, ведь практически с первых дней президентства в его адрес звучали обвинения в преступном сговоре с Москвой. То есть российский вопрос стал не только внешнеполитическим, но и внутриполитическим: любые попытки поладить с Россией были бы восприняты его противниками как косвенное доказательство работы на Кремль. Теперь же, после оправдания, Трамп считает возможным начать «поворот к Москве». Начало «повороту» положил телефонный разговор в начале мая: американский лидер позвонил российскому коллеге, что и предопределило визит Помпео в Сочи.

Во-вторых, сейчас Америка предпринимает несколько амбициозных шагов на мировой арене. Вашингтон начал политику максимального давления на Иран — в СМИ появились утечки о том, что Белый дом планирует отправить на Ближний Восток 120 тысяч солдат. Трамп эту информацию опроверг, но сделал это очень необычно, назвав информацию фейком и добавив: «Планов таких у нас не было, но я бы это сделал. И вообще отправил бы туда куда больше солдат».

В любом случае американцы уже вышли из ядерной сделки с Ираном и в последнее время все активнее противостоят Тегерану, который считается российским союзником. Вполне возможно, в Белом доме рассчитывают, что в обмен на улучшение отношений с Вашингтоном Москва согласится «сдать» иранцев, тем более что в отношениях наших стран хватает противоречий: например, Россия и Иран борются за влияние на сирийского президента Башара Асада.

Кроме того, Соединенные Штаты резко повысили ставки в торговой войне с Китаем. Трамп, недовольный нерасторопностью Пекина, который, судя по всему, под видом «переговоров» собрался просто пересидеть ретивого американского лидера, решил взвинтить тарифы на ряд товаров из КНР.

Китайцы, ранее не позволявшие себе громких заявлений и агрессивных выпадов, пустились во все тяжкие. На телеканале CCTV ведущие вспомнили о великой истории китайского народа длиной в пять тысяч лет, а государственное агентство «Синьхуа» перепечатало пламенное воззвание к «народной войне» — термин, заимствованный у Мао Цзэдуна.

В этих условиях перетягивание России на свою сторону сыграло бы США на руку — источник «Ленты.ру» в американских дипломатических кругах подтвердил, что власти США считают перспективным вариант противостояния Китаю с российской поддержкой. Немаловажной видят в Вашингтоне роль Москвы и в северокорейском вопросе, особенно после того, как последняя встреча Трампа и лидера КНДР Ким Чен Ына завершилась без итогового заявления.

Взгляд из Москвы

У России в этой ситуации нет однозначно выигрышного выхода. С одной стороны, несмотря на все победные реляции Трампа, говорить о «пророссийском консенсусе» в американских властных кругах не приходится.

Во-первых, никто не останавливает санкционный каток, не выводит за скобки вопросы Донбасса и Крыма и не сворачивает борьбу против «Северного потока-2». Во-вторых, из-за противоречивого толкования доклада комиссии Мюллера российская тематика остается крайне токсичной с точки зрения внутренней политики США. Если в 2020 году на президентском посту в США республиканца сменит президент-демократ, вся «оттепель» с большой долей вероятности будет отринута как гнилое наследие предыдущей администрации. Очевидно, что в этих условиях крайне рискованно однозначно инвестировать политическое влияние в непредсказуемые отношения с США.

С другой стороны, крайне опасна и растущая зависимость России от Китая, который гораздо могущественнее экономически и все решительнее на мировой арене. Близкие отношения с КНР удобны: власть в Пекине предсказуема, ее политический курс стабилен. Кроме того, китайцы, в отличие от западных партнеров, не будут поднимать болезненные для Москвы вопросы соблюдения прав человека и обеспечения функционирующей демократии.

Но излишнее экономическое сближение с Китаем чревато размыванием политического суверенитета: если сегодня Пекин не требует поддерживать его позицию, например, по Южно-Китайскому морю, это не значит, что он не потребует этого завтра.

В Кремле это, кажется, понимают — этим и объясняются бравурные реляции после вполне непримечательных переговоров. Хоть китайский министр иностранных дел Ван И перед визитом Помпео в Россию и предупреждал, что никому не позволено подрывать отношения двух стран, в Москве мягко намекают, что провозглашенный курс на «многовекторность» и «многополярность» пока в силе. Остается надеяться, что так оно и будет. Путин и Трамп, вероятно, встретятся в Осаке на полях саммита «Большой двадцатки» — там, вероятно, и будет определена дальнейшая судьба намечающейся «оттепели».

Источник: news.rambler.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *