Для остановки роста цен в России нашлись простые методы

Показатель инфляции в России по итогам сентября вырос до 7,4%: это максимум за пять с половиной лет. Чтобы динамика была нагляднее, напомню: инфляция, измеряемая Росстатом по индексу потребительских цен (ИПЦ), составляла 3% в 2019 году и даже в пандемийном, 2020-м она была всего лишь 4,9%.

Для остановки роста цен в России нашлись простые методы

Впрочем, есть продукты и товары, которые дорожают в разы больше. Например, к началу октября за год сахар-песок прибавил в цене 29,1%, стройматериалы — 27,7%, мясо кур — 25%, подсолнечное масло — 24,2%, табачные изделия — 17,1%, овощи-фрукты — 15,2%.

Все это официальные данные Росстата. Но ведь у каждого из нас — своя инфляция. Свой набор товаров, который, по оценкам самих людей, дорожает быстрее среднего ИПЦ. Наблюдаемая россиянами инфляция за тот же годовой период составила 15,6%, а ожидаемая на следующие 12 месяцев — 12,3%, по данным ЦБ РФ.

Этот непрекращающийся ценовой кошмар рождает два традиционных вопроса: кто виноват и что делать? Для ответа на них позволим себе небольшой теоретический экскурс.

Есть две основные формы инфляции, от проявления которых зависят и методы борьбы с ней. Первая — инфляция покупателей, или спроса, или монетарная. При ней цены вздымаются из-за того, что в экономику поступает слишком много необеспеченных денег, например от Центробанка или из расходов бюджета. Поднимаются доходы покупателей, они предъявляют повышенный спрос на товары. Производители в ответ увеличивают цены.

Второй вид — инфляция издержек, или предложения, или продавцов. По каким-либо причинам растут затраты производителей или торговцев, они стремятся делать свою продукцию дороже для компенсации расходов или для получения дополнительных прибылей. В том числе и при монополизме на рынке.

Что сейчас наблюдается у нас? Главным образом второе. Причем наша инфляция — в основном «импортная». Для борьбы с пандемическим кризисом ведущие центробанки, и прежде всего ФРС США, много месяцев накачивают мировую экономику деньгами. Чтобы стимулировать спрос и рост производства. Такие деньги увеличивают платежеспособные потребности и — резко! — цены на рынках сырья, товаров, продуктов, перевозок… Типичная мировая инфляция покупателей. К этому добавляются нарушения в логистике, поставках, сокращение выпуска многих товаров из-за локдаунов, а продовольствия — еще и вследствие низких урожаев, засухи.

Но к нам все это приходит в основном как удорожание импортных товаров, а также сырья для внутреннего производства. Затраты поставщиков на российском рынке повышаются. Вот вам и инфляция предложения. Мало того: наши экспортеры на фоне взметнувшихся мировых цен стремятся поставлять больше товаров за рубеж, чем на внутренний рынок. К таким экспортным приоритетам относятся, например, нефтепродукты, мясо, масло, пшеница, сахарная свекла, греча, металлы. До боли напоминает приведенный выше список самых подорожавших товаров…

Но в России потребительские товары дорожают гораздо сильнее, чем в развитых странах, где, казалось бы, вливания средств намного масштабнее. Почему? Потому что там они вызывают ответный значимый подъем производства. Масса продукции постепенно увеличивается более быстрыми темпами, рынок наполняется, растет предложение. Это сокращает возможность резкого роста цен. А в нашей стране экономика ограничена в выпуске товаров и сдерживании цен монополизмом, превалированием госсектора и диктатом его условий на рынках, слабой конкуренцией, административным давлением на бизнес, низкими доходами людей для платежеспособного спроса. Все это содействует преимущественному росту цен при инфляции продавцов в противовес экономическому подъему.

Но как же быть, например, с дополнительными денежными выплатами населению (безработным, детям, пенсионерам) и льготами бизнесу из бюджета в 2020-2021 годах? Разве они не повышают спрос и цены в рамках инфляции покупателей? Но в реальности данное воздействие дополнительных денег на цены если и есть, то очень небольшое. Например, на 1-е полугодие 2021 года пришелся основной всплеск ИПЦ — с 4,9% до 6,5%. Но при этом расходы населения, даже после указанных бюджетных выплат, снизились на 3% в реальном выражении с учетом роста цен. Таким образом, инфляция опережала рост доходов, не они выступали ее ключевой причиной. Это происходит потому, что у людей и у бизнеса слишком мало денег, и увеличение их предложения не создает избытка, инфляции спроса. Такой вывод важен, поскольку дает понимание ответа на следующий вопрос: «Что делать?»

Методы борьбы с высокой инфляцией — разные, в зависимости от ее природы. Если она монетарная и в экономике слишком высокий спрос из-за избыточной денежной массы, то Центробанк уменьшает предложение денег, делает их более дорогими и менее доступными. Для этого, например, повышает свою ключевую ставку. Тогда сокращается платежеспособная возможность покупать товары при их растущей стоимости. Производителям труднее поднимать цены, так как сложнее продавать. Именно о таком повороте в ближайшие месяцы заявила в сентябре ФРС США. А ЦБ России уже давно повышает свою ключевую ставку — с марта по сентябрь 2021 года она выросла с 4,25% до 6,75%. В октябре вероятен ее подъем до 7–7,25%, «вдогонку» за ИПЦ.

Но подождите, мы же выяснили, что основные причины роста цен у нас — во внешних факторах и внутренних проявлениях затратной «инфляции предложения». И повышение ставки практически не может повлиять на них. Оно применимо в большей степени к «инфляции покупателей». Да, это так. Но ЦБ не имеет возможности изменить причины роста цен. Он делает то, что может, для их остановки.

Кардинальный способ преодоления «инфляции продавцов» — поднять производство и наполнение рынка. И обеспечить противодействие монопольно устанавливаемым ценам. Но для этого надо стимулировать выпуск продукции, повысить спрос за счет увеличения денежной массы, доходов людей и бизнеса, облегчать и усиливать конкуренцию. А повышение ставок, наоборот, делает производство труднее, затратнее, ограничивает экономический подъем.

Правительство применяет и иные меры. Они направлены, в частности, на ограничение экспорта и перенаправление товаров на внутренний рынок. Это, например, усиление вывозных пошлин и квот вплоть до запрета экспорта (пшеница, греча), налоговые механизмы стимулирования поставок на внутренний рынок (бензин) и даже нашумевшее прямое административное ограничение цен (сахар, подсолнечное масло). Такие способы могут локально чуть ослабить инфляцию. Но в перспективе они крайне контрпродуктивны. Искусственное сокращение экспорта снижает валютные доходы страны и позиции на мировом рынке, ограничение цен подрывает производство.

Сражение с инфляцией сейчас фактически противопоставляется экономическому росту: или одно, или другое. Но более рационально бороться с ней не сжатием денежной массы, а, наоборот, стимулированием спроса и роста выпуска товаров.

Для этого надо, во-первых, прекратить ужесточение денежной политики и повышение ставки ЦБ. Во-вторых, не ограничивать доходы людей, а прямо их увеличивать. В том числе целевыми продуманными выплатами из бюджета или Фонда национального благосостояния. Мы видели в практике 2020–2021 годов, что этого не стоит бояться, такие меры не повышают заметно инфляцию. Зато делают материальное положение людей чуть лучше, дают стимулы для потребления и спроса на товары для повышения ВВП. Если подорожание будет даже немного выше нынешнего, но при этом станет быстрее расти производство, то такая инфляция — позитив, а не негатив. Вспомним 2000–2007 годы. Тогда ИПЦ достигал 9–13%, но ВВП поднимался в среднем на 6,7% в год, реальные доходы населения росли, несмотря на повышение цен.

В-третьих, стоит, вероятно, отказаться от контрсанкций, препятствующих импорту многих потребительских продуктов. Их появление собьет внутренние монопольные цены, повысит ассортимент и качество товаров.

Автор этих строк вполне отдает себе отчет в том, что перечисленные предложения вряд ли станут приниматься правительством из-за сложных политических и экономических резонов. Курс хозяйственных и финансовых ведомств обозначен.

Что же будет происходить в реальности? Вероятно, действия ЦБ и правительства несколько обуздают цены — за счет искусственного удара по спросу, снижения возможностей покупок. Но возможной ценой подобной стабилизации инфляции при нынешней денежно-кредитной политике станет существенное ограничение потенциального роста экономики и доходов населения и бизнеса. Шанс для улучшения экономической ситуации в стране снова будет упущен.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *