Екатерина II первой поддержала вакцинацию

В усадьбе Зубовых на Таганке открылась предаукционная выставка MacDougall`s, центральным экспонатом которой стало письмо Екатерины II о необходимости вакцинации. Оно будет продано на Русских торгах в Лондоне вместе с портретом императрицы кисти Дмитрия Левицкого. Письмо, которое долгие годы хранилось в частном собрании, представляет — особенно в свете последних «чумных» лет — особый интерес: это первый известный документ о первой (!) в России кампании по вакцинации. Екатерина II не просто выступала за массовую вакцинацию — она первой испытала на себе прививку от оспы, тяжело переболела, но выжила. После ее выздоровления 21 ноября объявили национальным праздником. Всю последующую жизнь императрица ратовала за вакцинацию.

Екатерина II первой поддержала вакцинацию

Портрет Екатерины II. Фёдор Рокотов. 1763 год.

Письмо о необходимости вакцинации датировано 1787 годом. Оно стало частью большой кампании Екатерины II по убеждению общества в необходимости прививок. «Между прочими предметами должности… одним из главнейших почитаться должен заведение прививания», — пишет Екатерина во время своего путешествия в Крым генералу-фельдмаршалу графу Петру Румянцеву и подробно объясняет, как вакцинацию устроить на государственном уровне. Ибо без вакцинации «великий вред особливо в простом народе», уверена она. Прежде чем начать такую политику, императрица прививается сама.

— Екатерина II послала своих шпионов в Европу, они нашли лучшего английского врача Томаса Димсдейла, привезли его в Россию. Она сделала тесты, которые толком ничего не дали, так что ей пришлось рискнуть, — рассказывает глава аукционного дома Екатерина Макдугалл. — Доктор выбрал 7-летнего Сашу Маркова. Больного мальчика ночью завернули в шубу, привезли во дворец, взяли оспину и заразили Екатерину. Она болела тяжело около недели, но выздоровела. Тогда прививали так: надрезали руку и в кровь добавляли больной материал — оспины. Саше потом дали дворянский титул, три тысячи рублей и присвоили фамилию Оспенный. А день выздоровления императрицы объявили национальным праздником.

Надо сказать, что Екатерина не издавала указа о принудительной вакцинации: она понимала, что начнутся бунты. Однако она вела активную пропаганду прививок. Издала более 50 тысяч агитационных афиш в стиле лубка, то есть рисованных. С одной стороны на них стояли рябые парни, переболевшие оспой, — от них девушки отворачивались, с другой — привитые красавцы, вокруг которых крутились барышни.

Оспа не один век была смертельным заболеванием, эпидемии вспыхивали нередко. Оспа унесла жизнь Петра II, а в 1774 году от нее скончался французский король Людовик XV. После его смерти Екатерина II сказала: «Какое варварство — умереть от оспы в XVIII веке». После того как она сделала прививку сама, по велению императрицы привили ее сына, следом вакцинировался фаворит — граф Орлов, а потом ее примеру последовали и многие дворяне. Но она никого не заставляла: Екатерина как истинный дипломат убеждала. Письмо графу Петру Румянцеву – одно из проявлений ее просветительской тактики.

Многие годы это письмо хранилось в частном собрании. Познакомиться с ним сейчас можно на выставке в усадьбе Зубовых, после чего оно будет продано на торгах в Лондоне. Документ уйдет с молотка вместе с портретом императрицы кисти Дмитрия Левицкого, оценочная стоимость лота — J800 тыс.–1,2 млн. Один из крупнейших живописцев XVIII века, Левицкий никогда не встречался с русской императрицей — он писал Екатерину с собственной жены, но он следовал иконографии Иоганна Лампи, который писал ее с натуры. В этом образе императрица милая, живая, с мечтательным взглядом, что подчеркивает характер ее политики вокруг вакцинации.

 Помимо Екатерины на выставке можно найти портрет Петра I кисти Яна Купецкого, который выставлен вместе с официальным Русско-прусским договором 1714 года, подписанным лично царем. 

— Купецкий был венским придворным художником, который писал много королевских особ, он создал иконографию Петра, — рассказывает Екатерина Макдугалл. — Ему Петр I позировал и хотел, чтобы художник его писал, хотя Купецкий долго сомневался, он боялся русского императора. Пригласить его в Карловы Вары, где состоялась их встреча, стоило огромного труда и финансовых затрат. Купецкий создал четыре портрета, и этот — самый человечный и неофициальный.

Помимо этих двух ключевых лотов на выставке представлены произведения Петрова-Водкина, Фалька, Осмеркина, Пименова, Зданевича, Вейсберга, Васильева, Чуйкова, Орлова и др. То есть работы художников ХХ и ХХI веков. Однако Екатерина Макдугалл отмечает, что коллекционерские вкусы изменились: возрос интерес к искусству ХIХ века. Людям хочется окружать себя позитивными вещами, произведениями и документами с историей.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *