ФНБ повис на России мертвым грузом

Государственная дума готовится ко второму чтению федерального бюджета на 2022 год и на трехлетний плановый период. Но уже после первого чтения понятна его главная особенность, на которой настаивают представители финансового блока Правительства РФ — последователи экономического либерализма, — это профицитность бюджета.

ФНБ повис на России мертвым грузом

Между тем негативное влияние профицита бюджета на экономический рост доказано мировой теорией и практикой. Профицит бюджета означает, что из экономики через налоги, пошлины, акцизы и прочие фискальные инструменты изымается больше средств, чем потом через госрасходы в нее возвращается. В конечном счете профицит бюджета сдерживает экономический рост, не позволяет реализовать возможности перехода на высокие технологии, инновационный путь развития и добиваться тем самым более эффективных результатов хозяйствования, парализуя решение острых социальных проблем.

Особо подчеркну, что в большинстве стран мира действует правовая норма, запрещающая формировать и утверждать профицитный бюджет. Подобная форма сбалансированности бюджета действовала и в Российской Федерации до 2001 года. Однако теоретики экономического либерализма изъяли ее из «Бюджетного кодекса РФ». И уже на 2001 год федеральный бюджет был принят с профицитом в 2,9% к ВВП. Эта теоретически безграмотная вакханалия продолжалась и в последующие годы.

Так, в 2019 году профицит федерального бюджета составил 1,932 трлн рублей, или 1,8% ВВП; в 2020 году — 876 млрд рублей (0,8% ВВП), в 2021 году — 952 млрд рублей (0,8% ВВП).

Казалось бы, что плохого в том, что доходы бюджета превышают расходы? Но попробуйте объяснить такой вопиющий факт: на 2018 год был запланирован профицит федерального бюджета в объеме 2,7 трлн рублей, или 2,1% ВВП. Но при этом тут же были повышены НДС с 18 до 20% и возраст выхода на пенсию на пять лет, что, естественно, ударило по потребительскому спросу и объективно затормозило рост ВВП. Другими словами, одной рукой Правительство РФ увеличивает налоги, чтобы наполнить государственный бюджет, а другой рукой формирует бюджет с профицитом, то есть изымает финансовые ресурсы из бюджета. Экономическое чудо, да и только!

Естественно возникает вопрос: а зачем надо было повышать налог на добавленную стоимость при профиците бюджета? Варианта ответа два: либо это теоретическая безграмотность, либо это делается, чтобы сознательно опустить экономику России. Совершенно неудивительно, что подобное решение сразу же начало оказывать дестимулирующее воздействие на предпринимательскую активность, отразилось на ухудшении динамики экономических показателей, затормозив рост ВВП и приток инвестиций.

Между тем, как свидетельствует практика развитых стран, они, как правило, формируют дефицитные бюджеты. Дефицит бюджета в разумных пределах заставляет правительство изыскивать дополнительные резервы для его покрытия, приводит к увеличению доходов хозяйствующих субъектов, а следовательно, способствует росту покупательной способности и расширению национального производства.

Разумный предел дефицита бюджета в развитых странах не превышает 2–3% ВВП. Например, этот показатель для Австрии, Словакии, Бельгии, Канады, Турции, Польши, Китая находится в пределах 2%; считается, что это бюджет с умеренным дефицитом.

Лишь в ходе борьбы с пандемией и ее последствиями дефициты бюджетов значительно выросли. В среднем дефицит составил в 2020 году в развитых странах 11,7% ВВП. Сохранится этот высокий уровень и в 2021 году. Так, в европейских странах, по экспертным оценкам, он составит 6,7%. В Китае и Индии дефициты бюджетов также будут существенными — 9,6% и 10%.

Но российские руководители экономического блока Правительства РФ, к сожалению, весьма далеки как от теории сбалансированности бюджета, так и от мировой практики его формирования. С одной стороны, Президент РФ Путин ставит перед правительством абсолютно правильные задачи: обеспечить стабильный экономический рост в 5–7% и войти в пятерку ведущих экономик мира, остановить вымирание и обнищание России, освоить новейшие технологии на базе ускорения научно-технического прогресса.

С другой стороны, как государство может выйти на траекторию устойчивого экономического роста, если профицит бюджета, увеличение объемов различных «кубышек», то есть искусственного вывода финансовых ресурсов из бюджета, становятся нормой. Поэтому не вызывает удивления сохранение бюджетного профицита на 2022 и 2023 годы в объеме 1% ВВП.

Другими словами, систематически происходит консервация сложившейся структуры расходов федерального бюджета при невозможности существенного увеличения производительных бюджетных расходов на образование, здравоохранение, рост доходов населения, инфраструктурные инвестиции. То есть государство продолжает обсчитывать и обкрадывать экономику, а не ускорять ее развитие, продолжает формировать модель экономики не развития, а торможения.

Правительство на очередную трехлетку планирует дальнейшее финансовое обескровливание бюджета путем увеличения доли доходов, проходящих мимо казны и направляемых в Фонд национального благосостояния (ФНБ). Это, как убеждает правительство, та самая подушка безопасности, которая якобы сработает, если вдруг что-то нехорошее нагрянет, которая будет использована в сбалансированности бюджета в будущем.

Объем ФНБ на начало 2019 года составил 3,8 трлн рублей (3,6% ВВП). В 2020 году он возрос в два раза и составил 7,9 трлн рублей (7,1% ВВП), а в 2021 году увеличится до 11,5 трлн рублей (9,7% ВВП). К концу 2022 года объем фонда составит 13,66 трлн рублей, или 10,6% ВВП, фактически превысив объемы государственного и корпоративного внешнего долга, что с точки зрения теории лишено экономического смысла.

При таких приоритетах правительства нет ничего удивительного в том, что расходы на национальную экономику, социальную политику на 2022 год планируются ниже уровня предыдущего года. И ни о каких темпах роста ВВП в 5–7% в новой трехлетке речи не идет и идти не может.

Между тем по своей экономической природе ФНБ — это средства, выведенные из бюджета и мертвым грузом оседающие в «кубышке»: они не принимают участия в текущей сбалансированности бюджета и не работают на экономику страны. В этом фонде, объем которого превышает половину от суммы бюджетных доходов, по сути, сгорают гигантские средства, которые правительство не пускает на развитие России. И это в стране, где продолжает вымирать население, где износ машин и оборудования превышает 50%! Такого финансового перекоса нет в бюджетной системе ни одной страны мира.

Вспомним слова поэта:

О, если б мог от взоров недостойных

Я скрыть подвал! О, если б из могилы

Прийти я мог, сторожевою тенью

Сидеть на сундуке и от живых

Сокровища мои хранить, как ныне!

Не уподобляются ли правительственные теоретики экономического либерализма пушкинскому Скупому рыцарю? Зачем расходовать производительные силы и финансовые ресурсы, если они не используются во благо народа России? Пусть лучше они лежат мертвым грузом в «кубышке»! Думается, что это неверно и с теоретических позиций, и с точки зрения будущего России.

Если обобщить, то следствием ставки на профицитность федерального бюджета, формирования все возрастающего ФНБ и других «кубышек» стали деградация и офшоризация российской экономики, вывоз капитала и утечка умов. Почти все рынки и производство отданы западным транснациональным корпорациям. Купленные иностранцами акции приватизированной собственности уходят за рубеж, да и деньги за нее эффективные менеджеры переправляют туда же. В результате с третьего места, которое занимала наша страна в мире, уступая по объему валового внутреннего продукта только США и Японии в 1990 году, мы переместились на шестое при оценке валового внутреннего продукта по паритету покупательной способности (после Китая, США, Японии, Индии и Германии) и на 16-е место при оценке ВВП по рыночному курсу доллара.

Сознательный вывод финансовых ресурсов из экономики, вполне естественно, негативно отражается на благосостоянии большей части населения России. По официальным данным Росстата, с 2014 года доходы населения упали на 8%. По качеству уровня жизни Россия опустилась на 90-е место среди 142 стран мира. За 2020 год численность населения нашей страны уменьшилась более чем на 700 тысяч человек. Это рекорд естественной убыли не только за последние годы, но и за всю историю в мирное время.

Что же нужно сделать, чтобы перезапустить экономический рост в России и повысить благосостояние россиян?

Главный шаг — это принципиальный отказ от монетаристской неолиберальной модели экономического роста. Исходя из опыта Китая, Японии, Швеции, Франции, Южной Кореи, наиболее приемлемой для Российской Федерации могла бы быть модель социально-экономического развития, опирающаяся на государственный планово-рыночный механизм, формирующий социально справедливое общество.

Это предполагает ориентацию не на финансово-спекулятивный сектор, а на рост прежде всего отечественного производства, рост производительности общественного труда на основе ускорения научно-технического прогресса, опору на реальные возможности национальной экономики и собственный интеллектуальный кадровый потенциал.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *