Из-за чиновников реки Поморья наводнила вредная рыба

«Сезон ловли рыбаков» — так окрестили 2021-й год жители Архангельской области. Парадоксальная там сложилась ситуация: люди, едва ли не родившиеся с удочкой в руках, не могут ловить рыбу. Преградой между рыбаками и уловом стали местные чиновники, запретившие без специального разрешения расставлять снасти. Кто ослушается — тому штраф. Поморы жалуются: архангельские правила любительского рыболовства идут вразрез  не только с федеральными нормами, но и с простыми законами логики. Почему архангельские рыбаки оказались записанными в браконьеры, и кто замутил воду в северных реках, — разбирался «МК». 

Из-за чиновников реки Поморья наводнила вредная рыба

И рыбку съесть, и в тюрьму не сесть

О ситуации, мягко говоря, странной по меркам исконно рыболовецкого региона рассказала депутат Госдумы Ирина Чиркова. Удивительное дело: поморы вынуждены рыбачить, всякий раз оглядываясь и боясь штрафов.

«Самое большое негодование, которое высказывают мужики, — появившиеся с недавних пор запреты и ограничения на любительское рыболовство. Ограничения настолько жесткие и неоправданные, что все рыбаки Архангельской области в одночасье стали браконьерами. Полный запрет коснулся нерестовых рек. На одного рыбака — сразу несколько проверяющих: ФСБ, Рыбинспекция, МВД, ГИМС, пограничники. Заглядывают в лодки, сумки, карманы. Такое чувство, говорят мужики, что скоро по домам пойдут проверять», — пишет Ирина Чиркова на своей странице в социальной сети. 

Вернуться бы в прошлое и рассказать все это отцу Михаила Ломоносова, Василию Дорофеевичу. Видный рыбопромышленник наверняка удивился бы, до чего спустя века додумались просвещенное потомки.

По словам Чирковой, жизнь архангельских рыбаков круто поменялась с 2021 года. До этого все было нормально. Местные спокойно расставляли сети по берегам Северной Двины и Мезени. Проверяющим до этого дела не было. Но теперь почему-то все изменилось.

«Раньше рыбак брал путевку на рыбную ловлю в местной администрации — и ловил, сколько хотел. А сейчас даже спиннинг нельзя закинуть — штраф 5000 рублей. Грозят не только административной ответственностью, но и уголовной: в Мезени за «запретную» семгу уже завели десяток уголовных дел. Люди в шоке. В деревнях растет уже не просто напряжение — гнев, ненависть ко всей государственной системе. Это и понятно: люди привыкли жить от реки, рыболовством занимались их отцы и деды, рыбалкой кормились сами и кормили других. А сейчас привычное занятие, поддерживающее жизнь на селе, превратилось в браконьерство», — сетует депутат.

Кто сломал привычный уклад жизни архангельских рыболовов, нам они сами и рассказали. Проблема зародилась, как водится, в министерских кабинетах. Местные чиновники несколько лет назад решили, что регион должен особенно тщательно следить за численностью семги и горбуши. Ловить красную рыбу стало можно только по квотам.

— Вопрос в так называемых анадромных породах рыб — семге и горбуше, — рассказал руководитель одного из архангельских рыболовецких колхозов Андрей Юрченков, — Вылов такой рыбы лимитирован. Квоты раз в год устанавливает специальная комиссия.

Комиссия утверждает общий объем квот на весь регион. Условно это выглядит так: «в будущем году разрешить вылов горбуши для целей любительского и спортивного рыболовства объемом в две тонны».

Но просто разрешить — недостаточно. Дальше эти общие квоты надо как-то поделить. Раздать сразу условные две тонны всем желающим рыбакам-частникам — это долго и замороченно, запутаться можно. Поэтому существует весьма удобная схема. Квоты между собой делят «крупняки». Это люди или организации, которые владеют рыболовными участками. Они между собой распределяют эти квоты и уже потом раздают лицензии на вылов семги и горбуши рыбакам-любителям. Не бесплатно, разумеется. То есть в теории владеть рыболовными участками и раздавать квоты на вылов красной рыбы — это бизнес такой. 

Только вот на деле никто им заниматься в последнее время не хочет. Желающих взять под свое крыло рыболовные участки в Архангельской области нет, говорят местные специалисты рыбопромышленной отрасли.

— В Архангельской области в этот бизнес никто не хочет лезть, — сетует Андрей Юрченков, — Раньше рыболовными участками владел «Севрыбвод». Это государственная компания. Но у нее в 2019 году закончился контакт и больше она не желает заниматься любительским рыболовством. А частный бизнес не хочет, потому что контролирующих органов слишком много и штрафы за любое нарушение огромное. За помарки в регистрационных журналах можно получить штраф сто — двести тысяч. Этим заниматься — себе дороже.

Рыба моей мечты

В итоге получилось, что участков сейчас просто нет. Дальше незавидная для рыбаков цепочка: нет участков — нет квот — нельзя ловить красную рыбу.

Мы изучили сайт Северо-западного территориального управления Федерального агентства по рыболовству. По вопросу утверждения квот на добычу семги и горбуши в Архангельской области комиссия по регулированию вылова анадромных видов рыб заседала в 2019 году. Вот какое решение тогда было принято:

Общий объем вылова горбуши — 120,9 тонн

Из них для промышленной добычи на море — 119,7 тонн, на реках — 0,486 тонн.

Для любительской и спортивной рыбалки на реках Северная Двина, Мезень и других реках в границах Архангельской области — 0,653 тонны.

То есть из всей горбуши, которую можно поймать в Архангельской области, рыбакам-любителям (и местным, и туристам) выловить можно всего-то 0,5%. Но и с ними пока что-то не срастается. Чиновники непреклонны: не трожь рыбу, и все тут.

И ладно бы ее, рыбы, было мало. Все же в 2020-м проблема с рыболовными участками уже сфрмировалась: после ухода из сектора любительского рыболовства «Севрыбвода» замены ему не нашлось. Комиссия по анадромным видам в прошлом году, кстати, даже заседаний по вопросу квот для Архангельской области не проводила. Локдаун к этому какое-то отношение вряд ли имеет: протоколы заседаний от 2020 и 2021 годам по Карелии и Коми на сайте есть. А по Архангельску — нет.

Но как назло в этом году на нерест по рекам Архангельской области пустились просто несметные полчища горбуши. Небывалый массовый заход, говорят местные рыбаки. И мрачно шутят: за время удаленки природа настолько очистилась…

Вода в реках буквально кипит от обилия рыбы. И негодование у северных мужиков кипит: ловить-то нельзя. Абсурдности ситуации добавляет и то, что в Норвегии, до которой от Архангельской области рукой подать, к ловле горбуши относятся с точностью до наоборот. Для скандинавов она — вредитель, что-то вроде водной саранчи. Хищница поедает икру рыб более ценных пород, а сама плодится, как кролики. Вот и решили норвежцы, что горбушу надо ловить столько, сколько не жалко. Не жалко им ее, надо отметить, нисколько.

На этом фоне наши запреты выглядят, по меньшей мере, непонятно. Простым рыбакам беды чиновников, которые что-то там не успели и не осилили, «до лампочки». Они рыбалкой живут, и у них ее отняли. Логика у проверяющих органов железная: ловишь без разрешения — значит браконьер.

Ловись, рыбак, большой и маленький

Справка «МК»

«Рыбалка без разрешения может расцениваться как административное правонарушение или уголовное преступление. Ответственность варьируется от штрафа до лишения свободы. Санкции для рыбаков прописаны в двух статьях:

Статья 8.37 КоАП РФ: «Нарушение правил охоты и рыболовства». Штраф от 2000 до 5000 рублей с конфискацией судна и сетей.

Статья 256 УК РФ: «Незаконная добыча водных биологических ресурсов». Штраф от 300 до 500 тысяч рублей или лишение свободы до двух лет»

Как говорят сами архангельские госслужащие из ведомств рыбной отрасли, задумка с рыболовными участками поначалу выглядела неплохо. 

— В 2008-2009 годах мы формировали участки, чтобы граждане могли законно ловить рыбу, — рассказал бывший сотрудник регионального подразделения Федерального агентства по рыболовству, — Для распределения участков проводились конкурсы. Желающих в принципе с самого начала было не много.  

По словам бывшего чиновника, новые рыболовные участки или не сформированы, или уже сформированы, но конкурсы по ним еще не проведены. Определить точно, на каком этапе в системе случился сбой, даже сами эксперты по рыболовству не могут. За формирование участков отвечает одно ведомство, за конкурсы — другое. Результат прямо по Райкину: «Кто шил костюм?»

— Люди готовы платить, лишь бы им разрешили рыбачить, а некому, — сокрушается Юрченков, — Рыбаков записали в браконьеры, а Рыбнадзор в шоколаде. На море рыбаков ловят пограничники, на реке — Рыбнадзор. 

Федеральное законодательство отсылает к решениям той же комиссии. Правила рыболовства для Северного рыбохозяйственного бассейна (их утвердил Минсельхоз) говорят, что семгу и горбушу нельзя ловить «в дни пропуска производителей на нерестилища, которые устанавливаются по решению комиссии по регулированию добычи анадромных видов рыб». Причем это правило касается и промышленного, и прибрежного рыболовства в бассейне Белого моря.

Получается тупик, в который не угодили только коренные жители поморских деревень. Им по прописке можно расставлять на реках снасти, по 50 метров сетей на человека. А вот для «понаехавших», в том числе и вполне себе местных — с регистрацией по месту жительства в Архангельске, — рыбалка только на рыболовных участках. Которых нет.

Правда, в теории выход из рыбного тупика уже найден. Даже два. Один предложила депутат Ирина Чиркова.

— Срочно нужно разрешить в любом объеме ловить горбушу, которая уже нанесла серьезный урон семге, хариусу. Совместно с экспертами и рыболовами готовим соответствующее предложение к профильным ведомствам. Кроме того, рыбаки рекомендуют внедрить такую понятную и справедливую систему, которая учтет прежде всего интересы местного населения. Например, река на всем протяжении делится на участки между поселениями, ПНИРО (рыбохозяйственный институт) согласовывает этим поселениям квоты на вылов по породам рыб, а местные жители-рыбаки уже договариваются по распределению этих квот между собой, а также могут продавать часть квот приезжим и туристам, — говорит депутат.

Второй вариант предлагают сами рыбаки. Они считают, что горбушу необходимо вывести из-под рассмотрения комиссии по анадромным видам и снять с нее все ограничения по нормам вылова.

«Главное для Архангельской области — это семга. А горбуша вообще не та рыба, которую надо ловить по путевкам, — считает глава рыболовецкого колхоза, — Главное, что горбуша, после того, как мечет икру, дохнет. То есть она что так, что эдак сдохнет, поймают ее или нет. Получается ни себе, ни людям».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *