Крокодиловы заслуги: шоу «Маска» проявило массу странностей

В конце апреля и начале мая закончились сезоны популярных телешоу «Голос. Дети» и «Маска». И там и там звездные участники весьма ударно себя проявили, но если в «Голосе» знаменитости действовали по довольно строгому регламенту наставников, то в «Маске» в обязанности многих из них входили музыкальные интриги. Самое удивительное заключалось в том, что заинтриговать смогли даже те, от кого ничего подобного никто не ждал.

Главный вывод, который можно было сделать после финала «Маски», трудно назвать сенсационным. Многие местные звезды по-прежнему невероятно сильны в караоке и проявляют себя в этом жанре гораздо ярче, чем с собственным музыкальным хозяйством. Как только им в руки попадает большой международный хит, то с голосами, тембрами, вокальными приемами и общим куражом случается невероятный апгрейд. Они будто наконец дождались песен, о которых мечтали всю жизнь, и теперь счастливы, словно дети, получившие недоступные им ранее игрушки.

Вообще все это так весело, что становится немного грустно. Вот, например, Кирилл Туриченко из «Иванушек». Многие полагали, что он вытащил счастливый билет, когда стал участником всенародно любимого бойз-бэнда. И в этой должности Кирилл весьма преуспел, выступив в роли своего рода турбонаддува для мотора, который стремительно превращался в антиквариат. Однако в одном из эпизодов шоу артист спел киркоровскую «Мы Так Нелепо Разошлись», едва не доведя жюри до слез, потом снял маску Носорога и сам разрыдался в ответ на добрые слова в свой адрес. И что все это значит? Может быть, он глубоко несчастен на работе в бойз-бэнде и на самом деле мечтает о других песнях? И, может быть, сольная карьера, слухи о которой пошли сразу после завершения шоу, была бы для него куда более правильным выбором? Вот так артист оказался в весьма сомнительной ситуации, и все это после нескольких шлягеров, исполненных веселья ради в странной маске. В этом контексте не так вызывающе выглядит уже весьма сдержанная реакция коллег Кирилла по бойз-бэнду на его «феноменальный успех» и даже полное игнорирование триумфа подопечного со стороны продюсера «Иванушек» и композитора Игоря Матвиенко. То есть хорошо еще, что без выговора, значит, обошлось…

Казалось, что с Юсифом Эйвазом многое было более-менее ясно. У него вроде как масса тенорских дел на разных мировых сценах, и после того, как пандемийные запреты станут историей, жизнь Юсифа, вероятно, будет состоять из сплошных «Турандотов» или чего-нибудь подобного. Но сняв маску Ламы, оперная знаменитость вдруг начинает с шальным блеском в глазах говорить о счастливых трех месяцах, посвященных телешоу, и побегах в студию в два часа ночи, к невероятному удивлению жены. При этом сама супруга, то есть Анна Нетребко, сидит в зале и с обожанием смотрит на благоверного в костюме с четырьмя ногами. «Это не мой мир», — говорит Юсиф (хотя по его размашистому исполнению квиновской Show Must Go On или Still Lovin You от Scorpions, не говоря уже о «Любви, Похожей На Сон», в это не очень-то верится). Но потом вдруг делает предложение уже упомянутому Туриченко записать дуэт, потому как Кирилл потряс его до глубины души. После такого требуется антракт на осмысление всех этих заявлений.

Крокодиловы заслуги: шоу "Маска" проявило массу странностей

Кирилл Туриченко.

В случае с Юлией Паршутой и Тимуром Батрутдиновым эффект неожиданности тоже оказался довольно сильным. Вроде бы Юлия после «Инь-Янь» охотнее развивала себя как актрису, а Тимур был явно на своем месте в роли шутника, ну или холостяка с истекающим сроком годности. Однако в масках они превратились в настоящих поп-див, и после каждого их номера мало кому в голову приходило, что Змея на самом деле певица, о которой многие стали забывать, а Заяц вообще не имеет к музыке прямого отношения.

Впрочем, самой большой загадкой оказался Jony, ставший в итоге победителем шоу. В проект он вошел в статусе большой звезды так называемого кальянного рэпа, музыки, безусловно, качающей и популярной, но весьма незатейливой. Наверное, у Jony неплохо получалось разукрашивать хип-хоп-бубнилки эффектными вокальными фрагментами или знойным фолком, но даже в своих больших хитах вроде «Кометы» или «Аллеи» он воспринимался скорее как успешный музыкальный коммерсант, а не открытие сезона. Настоящим же открытием он стал в маске Крокодила, исполняющим Uptown Funk и другие весьма непростые для кавер-версий хиты. Наверное, комплименты, которые Jony услышал за свои крокодиловые заслуги, были высказаны по делу, но не совсем понятно, как отразится на дальнейшей судьбе артиста весь этот увлекательный космополитизм. Будет ли у фанка продолжение? И нужно ли оно для посткрокодиловой карьеры Jony? Сам артист в интервью говорит, что подобные музыкальные опыты его раскрепостили, и теперь если уж мечтать, то о «Грэмми». Или о новом телешоу, где позволено развлекаться с чужими хитами? Поди пойми, в чем оно, поп-звездное счастье.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *