Максим Никулин рассказал о последней встрече с Михаилом Багдасаровым

Директор Московского цирка на Цветном бульваре Максим Никулин в беседе с корреспондентом «МК» вспоминает о Михаиле Багдасарове. Знаменитый дрессировщик, народный артист России скончался от последствий коронавируса. Ему было семьдесят пять лет. Никулин вспоминает, что во столько ушел его великий отец, актер и коллега Багдасарова по миру цирка Юрий Никулин.

Фото: circus.ru

— Уходит старый цирк, который был основой всего, — с горечью говорит Максим Никулин корреспонденту «МК». — Дядя Миша Багдасаров был одним из людей того времени: и по отношению, и по состоянию, и по тому, какой путь он прошел и что сделал, и по тому вкладу, который внес в дрессуру. У дяди Миши жизнь сложилась, удалась и в цирковой, и в семейной составляющих: замечательные дети, прекрасные артисты, внуки. Он был и директором цирка, в последнее время работал в Росгосцирке.

— Сейчас много говорят об отношении к животным в цирке. Какой подход в дрессировке был у Багдасарова?

— Все профи высокого класса, каким был дядя Миша, исповедовали свой подход. Но никто из них животных не мучит, над ними не издевается, потому что это прежде всего непрофессионально. К тому же животные — это партнеры, они вырастают у них на руках. Поэтому ни о каких зверствах и мучениях говорить не приходится. Дядя Миша был сторонником более жесткой дрессуры — классик. Сегодня есть другие подходы, но это один из путей. Он очень много делал для дрессуры, для животных, для цирка.

— Вы называете его дядей…

— Поймите, я цирковой человек. Я привык всех, кто старше меня, называть дядями и тетями. Конечно, я обращался к нему Михаил Ашотович, но иногда, по старой памяти, когда мы встречались, называл дядей Мишей. Он присутствовал в моей жизни с детства.

— А помните вашу последнюю встречу?

— Да, он как-то заходил в цирк до всей этой истории с пандемией. Он всегда заходил в цирк, когда был в Москве. Он там много работал, и когда его дети, Карина и Артур Багдасаровы, пришли к нам в штат, то дядя Миша еще был руководителем номера. Он, правда, уже не выходил на манеж, но стоял за кулисами, наблюдал, контролировал. Как все дрессировщики, он человек очень ответственный.

— Насколько он переживал, что больше не выходит на манеж?

— Он был человек очень позитивный, куражливый, поэтому всегда себя где-то находил. Например, в руководстве номером. После спектакля, если даже все было гладко, он все равно отчитывал детей, что-то, с его точки зрения, было сделано не так. Это нормально у старых артистов, такое стремление к совершенству. Потом он стал директором цирка в Нижнем Новгороде. Я с ним там не работал, но, по отзывам, он был очень хорошим директором — болел за цирк, за артистов, за номера. Дядя Миша — цирковой человек до мозга костей.

— Говорят, он достаточно легкомысленно относился к своему здоровью. Так ли это?

— Это свойственно всем артистам цирка. Они не всегда обращают внимание на здоровье, потому что сильно заточены на работу. В цирке не считается каким-то подвигом, когда люди выходят на манеж с температурой сорок. Люди выходят в манеж с новокаиновой блокадой и после нападения хищников. Дрессировщика без шрамов не бывает — это закон цирка. Поэтому дядя Миша, как человек цирковой, так же к этому относился. Надо работать, а здоровье на потом.

— Какое самое главное качество было присуще Михаилу Багдасарову?

— Он был очень ярким человеком, куражливым, шумным, не всегда сдержанным на язык, если ему что-то не нравилось. Но это воспринималось абсолютно нормально, не отталкивало от него, а наоборот, привлекало. Хорошего человека много, а дяди Миши всегда было много. Вот этого будет не хватать.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *