«Мемориал» ликвидировали за три часа

Мосгорсуд ликвидировал Правозащитный центр «Мемориал», который российские власти признали иностранным агентом. Иск столичной прокуратуры был удовлетворен. Трудно было ожидать другого после того, как накануне Верховный суд удовлетворил аналогичный иск Генпрокуратуры о ликвидации еще одного иностранного агента – Международного «Мемориала». Оба решения будут обжалованы.

«Мемориал» ликвидировали за три часа

Эти два поданных в начале ноября с интервалом в один день иска против старейших российских правозащитных организаций Мосгорсуд и Верховный суд начали было рассматривать с месяц назад. Но потом притормозили, перенеся разбор по существу на «после 9 декабря», когда была назначена традиционная ежегодная встреча президента Путина с членами его Совета по развитию гражданского общества и правам человека – видимо, чтобы не усугублять и без того напряженный фон для общения и не убивать раньше времени надежду.

Тема «Мемориалов» на этой встрече тоже обсуждалась, но президент ничего конкретного не сказал. А после того как 28 декабря ВС ликвидировал Международный «Мемориал», пришел черед и одноименного Правозащитного центра.

Криками «Позор!» встретили 29 декабря вердикт судьи Михаила Казакова собравшиеся на улице у здания Мосгорсуда люди. В зал заседаний из-за ковидных ограничений пустили только представителей сторон.

По существу дело начали рассматривать еще 23 декабря, тогда же после многочасовых споров стала известна аргументация истцов и защитников уже несколько лет назад внесенной в реестр «иностранных агентов» организации. Прокуратура считает, что «Мемориал» «систематически скрывал информацию о выполнении функции иностранного агента», то есть не маркировал или маркировал не должным образом свою продукцию.

«Из-за того что вы не указываете, что вы – иностранный агент, гражданин не может подойти критически к этой статье. Это может привести к различным последствиям, может вызвать депрессивное состояние у граждан в том числе», – говорил тогда прокурор. Из его слов следовало, что если на материале о жертвах сталинских репрессий, например, не будет указано, что его автор – «агент», россиянин может и поверить написанному, и, не дай Бог, расстроится. А вот если прочитает, что перед ним дело рук «агента» — доверия к содержанию материала не будет…

Еще одно основание для ликвидации, по мнению прокуратуры, – «оправдание терроризма и экстремизма». Фактами, доказывающими это, признано включение в список российских политзаключенных, который ведет Правозащитный центр, участников признанных в России террористическими исламистских организаций, а также «Свидетелей Иеговы» (признаны экстремистскими и запрещены в России) и «Артподготовки» (признана экстремистской и запрещена в России). В этих списках даже есть лица, осужденные за шпионаж, заметил прокурор. По его словам, само по себе составление подобных списков направлено на «формирование негативного восприятия судебной системы РФ».

А 29 декабря, выступая в прениях, прокурор говорил еще и о том, что «Мемориал» «непрозрачно» ведет свою финансовую деятельность, скрывает получение иностранного финансирования, поддерживает незаконные протестные акции и признанный экстремистским в России ФБК, и вообще «устойчиво пренебрегает законами, грубо нарушает права граждан».

Интересно, что никаких реальных последствий вышеназванных действий «Мемориала» прокуратура не обнаружила, но сам факт их совершения, по её мнению, создает «угрозу причинения вреда общественному порядку и безопасности».

«Мемориал» защищали несколько юристов и адвокатов. Председатель совета Правозащитного центра Александр Черкасов сказал, что истинная причина иска, как стало понятно в ходе разбирательства – не отсутствие маркировки на материалах центра, «это лишь повод, предлог». Главная цель, по его словам, – «лишить граждан доступа к информации». Запрет организации, которая работала в России с 1989 года, «подтвердит, что политическое преследование является одним из системных факторов» российской политики. Закрывая правозащитные организации, государство, по мнению Черкасова, пытается «разбить красную мигающую лампочку, которая сигнализирует, что что-то не так, а не решить саму проблему».

Адвокат Григорий Вайпан напомнил о советских диссидентах, которых тоже преследовали за списки политзаключенных и критику советских судов, а Россия впоследствии признала это «политическими репрессиями». «Мемориал», составляя свои списки политзаключенных, всегда специально оговаривал, что включение в них тех или иных фамилий не означает согласия центра с их позицией и одобрения их деятельности – это означает лишь то, что, по мнению правозащитников, осуждены люди по политическим мотивам, говорили защитники Центра.

Представитель Минюста (это ведомство ведет реестр НКО-иноагентов, следит за соблюдением ими требований законодательства, и поддержало иск прокуратуры) от участия в прениях отказался.

После завершения продолжавшегося около трех часов заседания адвокат Михаил Бирюков сообщил журналистам, что решение суда будет обязательно обжаловано: по его словам, защита так и не услышала, какие именно права и законные интересы граждан нарушил правозащитный центр. Нарушения правил маркировки, которые НКО после их обнаружения исправляла, несоразмерны решению о ликвидации, считает г-н Бирюков. А член Совета правозащитного центра Ян Рачинский пообещал судиться вплоть до ЕСПЧ, где дожидается рассмотрения жалоба «Мемориала» на российский закон об иностранных агентах.

С 2012 года дожидается, между прочим.

Источник: www.mk.ru