Несостыковки в статистике заболеваемости коронавирусом вызвали вопросы

Так сколько же все-таки человек с коронавирусом умерли в России за июль?

Росстат констатирует, что их свыше 50 тысяч (50 421). Но, если сосчитать все данные региональных оперштабов за 31 день второго месяца лета, когда количество скончавшихся ежедневно колебалось в районе 800 человек, то получается меньше 24 тысяч (23 349 смертей согласно Роспотребнадзору).

Несостыковки в статистике заболеваемости коронавирусом вызвали вопросы

По данным Росстата, коронавирус стал основной причиной смерти в 44 128 случаях. В качестве сопутствующего заболевания, повлиявшего на смертельный исход, инфекция была подтверждена у 6293 умерших.

Так куда же все они делись? Их потеряли? Забыли? Не учли? Сначала подсчитали примерно, а затем до конца? Но уж слишком большая выходит разница — не 5 и даже не 10 тысяч, а больше 25!

Проблема не в том, что российская статистика гибка и изменчива — любая статистика благоволит тому, кто заказывает расчеты. К тому же вполне возможно, что Росстат оперирует уточненными данными, которые опираются на результаты вскрытия, дополнительных исследований, и «вбирают» в себя пациентов, чья смерть во время первого подсчета не выглядела однозначно «коронавирусной».

Проблема в другом. Получается, те, кто рисует эти цифры, не пытается, чтобы нестыковки выглядели хоть сколь-нибудь правдоподобно, не корректируют показатели, не ломают головы, мол, как бы сделать так, чтобы все сошлось хотя бы приблизительно. Никто даже не задумывается над тем, что в конце концов существует таблица умножения, которой владеют все россияне старше восьми лет. Всем все равно.

Слава богу, математику у нас еще не объявили экстремистской наукой и люди, умеющие считать, пока что не объявлены вне закона.

Между тем вице-премьер России Татьяна Голикова уже заявила, что смертность в России в июле 2021 года выросла на 18,6% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года.

Но от какого количества она считала? От того, что 50 тысяч или от того, что 24? Кого и с кем складывала?

Насколько логичным вообще кажется чиновникам, что каждый день в стране от инфекции умирает ровно от 790 до 805 человек (иногда случаются всплески-антирекорды, о которых сразу пишут все). Но разве у смерти могут быть такие четкие границы?

И насколько нормально, что число заболевших в РФ падает (уже снизилось до 20 тысяч человек ежедневно), третья волна, очевидно, идет на убыль, а летальные исходы растут? Ведь, руководствуясь признанной во всем мире 2% смертностью от коронавируса, при нынешних 20 тысяч подтвержденных в день, умерших должно быть не более 400. Не стоит ли тогда пересчитать процент смертности в России, соотнести его с мировым и разобраться, почему же за последние два месяца он увеличился в два раза? Кто в этом виноват?

И только не надо все сваливать на безжалостный дельта-штамм. Тем более что у нас все равно никого толком не секвенируют, то есть не выясняют, что за мутацию COVID-19 подхватил больной.

И еще — куда деваются люди, скончавшиеся с отрицательными ПЦР-тестами, но с клинической картиной коронавируса? Идут ли они в общую кассу или подсчитываются как-то особо? Как, например, выжившая после ЭКМО с огромным поражением легких певица Максим, которой этот диагноз так и не был официально поставлен.

Совершенно непонятно: кому же верить? Получается, верить можно только собственным глазам, ушам, жизненному опыту. Как у наших предков, если ласточки летают низко — это к дождю.

Если видите, что на улицах увеличилось количество машин «скорой помощи» с включенным сигналом, то, скорее всего, вновь идет подъем заболеваемости.

Если вокруг вас вновь начали болеть и умирать люди, то, не исключено, что начинается новая вспышка. И не факт, что Роспотребнадзор это потом посчитает. Зато Росстат, собрав данные региональных загсов, посчитает почти наверняка. Но станет ли от этого легче?

Во второй половине 2021 года в обществе рулят эмпирический, рациональный и даже иррациональный опыты. То есть когда знания, которым стоит доверять, можно получить только путем собственных наблюдений; на основе этого сделать выводы; и смириться, если данные выводы не стыкуются с законами природы.

Как смирились мы все, осознав, что, похоже, тайна происхождения COVID-19, так и не будет раскрыта в ближайшем будущем. Хотя именно это как раз могло бы многое прояснить.

Все остальное — чиновничьи цитаты в СМИ, красивые графики, высказывания независимых и зависимых экспертов, глубокомыслие ученых, не более чем их представления о том, что и как происходит.

Так чему удивляться, если кто-то носит маски и считает их единственным средством спасения, а кто-то нет, кто-то делает прививки, а кто-то наотрез отказывается, кто-то считает, что мир приближается к катастрофе, а у кого-то в окружении ни одного серьезно переболевшего (да, таких мало, но они остались и до сих пор с пеной у рта доказывают, что коронавирус не страшнее гриппа).

Что делать, если субъективная правда каждого конкретного человека уменьшилась до размеров родного города, улицы, дома, семьи.

Если верить остается только самому себе.

Пройдет время, и колоду карт, возможно, снова перетасуют. Белое окажется черным или наоборот. Так, в июне Росстат уже пересмотрел старые данные о том, сколько человек умерло от коронавируса в прошлом году и выяснилось, что их, оказывается, было 144 тысячи 691, а не 104,8 тысячи, как считали до этого.

Просто в очередной раз поменяли методику подсчета. И умерших «с» коронавирусом перенесли из группы, где учитывались те, у кого коронавирус не стал причиной смерти, в ту, у которых инфекция, наоборот, стала основной причиной ухода. И вуаля!

Захотят — завтра перенесут всех обратно, еще раз все поменяют и выяснится, что наоборот, демография в РФ в 2020–2021-м годах процветала, а пандемии и вовсе не было.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *