О премьере «Войны и мира» в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Главное событие для Театра имени Евгения Вахтангова в год столетия — премьера «Войны и мира» по роману-эпопее Льва Толстого в четырех томах. Сценическая эпопея Римаса Туминаса в общей сложности длится пять часов — два акта, три антракта. Любителей ТикТока просят не беспокоиться. Всем остальным рекомендую смотреть в обязательном порядке: шедевры на театральном пространстве теперь большая редкость.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Мария Волкова, Ксения Трейстер, Людмила Максакова, Сергей Маковецкий, Ася Домская. Фото предоставлено пресс-службой театра.

В самом деле, граф Лев Николаевич Толстой писал свой роман шесть лет (1863–1869 гг.) и вывел в нем более пятисот (!!!) персонажей — вымышленных и исторических. Объем повествования по современным понятиям огромный. Роман вместил в себя много чего: судьбу русского народа в войне 1812 года, саму войну и время, ей предшествующее, состояние русского общества вообще и конкретного в частности. Поиски пути духовного развития героев и соответствующие ему философские мысли. И как это перенести в черную коробку сцены, не имеющей фантастических технических возможностей современного кинематографа? Ничего себе задачка!!! Одна эта мысль пугает своей невозможностью. Тут, как говорится, умом Толстого не понять, подходом общим не измерить…

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Владимир Логвинов, Анна Антонова. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Но режиссер Римас Туминас — это всегда не общий подход. Тем более к русской классике, которую он не раз воплощал на вахтанговской сцене — «Маскарад», «Дядя Ваня», «Евгений Онегин»… В «Войне и мире» у него есть только одна черная коробка, внутри которой — огромная светлая стена (16 на 8 метров), бесшумно меняющая свое положение в пространстве людей. Безучастная, бездушная, без нарочитой фактурности плоскость то наступает всей своей громадиной на толстовских героев — того и гляди задавит, то вдруг повернется, разделив сцену по диагонали, или замрет на среднем или заднем планах, предоставив копошиться этим людям, испытывающим иллюзию, что они управляют другими людьми, да и вообще целым миром.

Сей сценографический элемент постоянного соавтора Туминаса — Адомаса Яцовскиса — задает стиль постановке. Ее аскетизм, скупость дадут удивительную метафоричность «Войне и миру», позволят без многословного текста проявить философский смысл романа и вскрыть реальные, а не надуманные смыслы, на которые так назойливо претендует современный театр, на деле их (за редким исключением) не имеющий.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Ольга Лерман, Николай Романовский. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Впрочем, что считать тут точкой отсчета — сценографию или инсценировку толстовской эпопеи, — сказать трудно. Авторы литературной адаптации (Римас Туминас, Мария Петерс) радикально поработали с сочинением, взяв за принцип формулу: за кадром событие, в кадре — его результат. За кадром остается все, что предшествовало дуэли Пьера Безухова с Долоховым, поднявшим на званом обеде тост за мужей своих любовниц. В кадре останется лишь отчаяние, смятение с безумием в глазах у Пьера («Что я наделал? Что наделал? Я убил человека!) и скандальное объяснение с Элен. Как от Шенграбенского сражения, в котором участвовал юный Николенька Ростов, останется его эмоциональный этюд на тему его первого боя и так далее…

И, конечно, смелость здесь в условности, взятой как ключ к постановке, — запредельной, которая носит радикальнейший характер. У Туминаса она выражена в простейших числах. Точнее, одним числом — единицей, которой Римас Туминас ведет счет важнейшим событиям романа. Бородинское сражение у него — всего ОДИН солдат в бою со штыковой винтовкой, пожар в Москве — всего ОДНА зажженная спичка в руках Перонской, наконец, первый бал Наташи Ростовой — ОДИН вальс. Ах, какой это вальс! Первой любви и смертельного отчаяния!

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Юрий Цокуров, Николай Романовский. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Никакой массовки, батальных сцен, бутафории, реквизита — лишь минимум, который незаметен. 

«Война и мир» Вахтанговского вызывает ассоциации не только с точными науками, но и с балетным и оперным искусством, которые в некоторых сценах элегантно смешиваются. Партитура движений персонажей, за которую отвечает Анжелика Холина, и партитура музыки, звуков сочинения Гиедрюса Пускунигиса, яркой и разнообразной эмоцией окрашивают выверенность аскетичной постановки. И тут «Война и мир» в высшей степени достигает высокой театральности, столь свойственной характеру Вахтанговского театра.

Впрочем, величию аскетизма и строгости нисколько не противоречит острая форма отдельных сцен и образов, ирония, даже карикатурность, проявляемые уже с первой сцены — салона Анны Павловны Шерер. Реплика героини Людмилы Максаковой: «Граф, вы русский?», произнесенная дважды, неизменно сопровождается смехом или улыбкой. Улыбка сопровождает сцены в доме Ростовых, отсылающих к памяти детства, много чего определяющей в жизни каждого. Она — как фантом подзабытой нежности, милой неловкости, безоглядности и радости, которые не у каждого сохранятся в жизни взрослой.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Евгений Князев. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Люди с их личными и политическими страстями, мелкими и масштабными, амбициями и претензиями, поиском смысла жизни или отказом от него на фоне словно живой, дышащей стены смотрятся мелкими элементами. Муравьями на фоне космоса, вечности — и это, пожалуй, главная тема, в которую вольются другие. Все до невозможности просто, но элегантно и величественно.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Виктор Добронравов — князь Андрей Болконскии. Фото предоставлено пресс-службой театра.

В спектакле заняты артисты практически всех поколений театра — народные, заслуженные, молодые, но с опытом работы, и совсем юные. Людмила Максакова (Перонская), Сергей Маковецкий, Андрей Ильин (князь Илья Ростов), Ирина Купченко (графиня Ростова), Евгений Князев, Виктор Сухоруков (Болконский-старший), Юлия Рутберг, Анна Дубровская (Шерер), Владимир Симонов, Юрий Шлыков (князь Василий), Виктор Добронравов (Андрей Болконский), Ольга Лерман (Наташа) и Мария Волкова (Соня), Яна Соболевская, Анна Антонова (Элен), Мария Бердинских (Лиза), а также на небольших ролях Марина Есипенко, Ольга Чиповская, Ольга Тумайкина. Ирина Дымченко, Мария Шастина, Олег Макаров — мощный ансамбль мастеров.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Людмила Максакова, Павел Попов. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Но, безусловно, открытием станут те молодые артисты, для которых «Война и мир» в их биографиях далеко не первый спектакль. Но именно эта постановка заставит публику говорить о них. В первую очередь это Павел Попов и Денис Самойлов (Пьер Безухов), Владимир Логвинов (Анатоль Курагин), Юрий Поляк (Андрей Болконский), Юрий Цокуров (Николка Ростов), Николай Романовский (Борис), Мария Риваль (Лиза), Екатерина Крамзина и Полина Чернышева (Марья), Лада Чуровская и Ася Домская (Вера), Ирина Смирнова (Соня). И студентка третьего курса «Щуки» Ксения Трейстер — яркий дебют в роли Наташи Ростовой.

О премьере "Войны и мира" в театре Вахтангова заговорила вся Москва

Мария Волкова. Фото предоставлено пресс-службой театра.

Пятичасовая постановка (чистое время 4 часа 20 минут) пролетает незаметно. «Неужели пять часов прошло?» — спрашивают зрители, покидая зал. «Война и мир» — это подарок не только им — это и величественное приношение артистов своему театральному Дому, отмечающему первое 100-летие. Дай бог, не последнее.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *