Обнаглевшие воры начали менять в подмосковных домах хозяйские замки на свои

Неприятности сваливаются на голову всегда неожиданно. И чаще одна за другой, да так, что не сразу понимаешь, какая из них неприятнее. Полтора месяца назад вся наша семья переболела ковидом с обязательной самоизоляцией и ограничениями. И когда повторные тесты показали наконец отрицательный результат, мы, стосковавшиеся по свободе, рванули на подмосковную дачу за свежим воздухом и впечатлениями. Но если б мы только знали, какой горький «сюрприз» нас ожидал на участке… Уже на подъезде к садовому товариществу, в 10 метрах от общего забора, мы заметили паренька лет 15. Он усердно что-то копал. Рядом на земле лежал металлоискатель, а чуть поодаль стояла грузовая «Газель». Этому мы поначалу не придали особого значения. О ней мы вспомним позже…

Обнаглевшие воры начали менять в подмосковных домах хозяйские замки на свои

Ну вот мы уже и на месте. В радостном волнении я вставила ключ в навесной замок на входной двери дома, пытаясь его повернуть. Ничего не получилось. Тогда за дело взялся супруг, но тоже тщетно: ключ не поворачивался. Понадобилась специальная смазка. Мы пошли открывать второе помещение, где хранились инструменты и подсобные материалы. Та же история: ключ в замок входил, но не поворачивался. Что за наваждение! В полной растерянности мы стояли посреди участка. Супруг сосредоточенно перебирал ключи, бормоча: «Да нет… это точно связка от дачи», и через несколько минут вскрикнул: «Это не наши замки, кто-то их заменил на похожие!». Я так и села прямо на снег: неужели за полтора месяца нашего отсутствия в доме появились новые хозяева?! Внутри все похолодело, а взгляд упал на широкую исхоженную тропинку. Она вела от дома в самый дальний угол территории. Казалось, по ней прошли не меньше сотни раз. Но кто? Мне удалось сфотографировать лишь один четкий след.

Следуя по дорожке, натоптанной неизвестными, мы подошли к ограде. Перед нами открылась ужасная картина: 4 металлические секции забора отсутствовали. Первое чувство — страх и желание позвать на помощь, а вдруг в доме кто-то есть? Пристрастный осмотр территории выявил исчезновение еще и куба вагонки и 2 металлических дверей. Их сняли прямо с петель: одну — с недостроенной бани, другую — с помещения мастерской.

Супруг решительно двинулся к нашему тайнику, где хранились подручные инструменты «на всякий случай». Он вытащил из-под снега лом и сорвал замок с петель. Самые страшные догадки подтвердились: здесь побывали воры, причем не один раз! С вешалок пропала одежда, с полок — книги, а еще — тяжелые металлические предметы, в том числе стальная печь и стеллажи. Посреди кухни стоял холодильник с открученной радиаторной решеткой. Стало абсолютно ясно, что охотники до чужого добра ходили сюда регулярно, как на работу, и выносили изо дня в день все, что умещалось в их мешки. Бросилась в глаза железная тележка на колесиках, заботливо поставленная у стены в коридоре. Жулики, видимо, забыли ее, потому что тащили что-то очень габаритное. Казалось, что воришки собирались еще вернуться.

Воровство с комфортом

В полиции мы написали заявление. Приняли его неохотно. Оно и понятно: нас не было больше месяца, свежих улик, скорее всего, тоже не осталось.

Уже вместе со стражем порядка мы вернулись на место происшествия и повторно осмотрели территорию.

— Я уверен, что это дело рук кого-то из местных. Либо они живут где-то неподалеку, либо у них много свободного времени, чтобы регулярно приходить сюда. Однако настораживает факт смены замков. Не каждый вор решится действовать так нагло и… творчески. Жулики решили сменить замки и подобрали именно похожие на хозяйские. О чем это говорит? Возможно, вы знакомы с этими людьми, поэтому они знали ваши планы, график приезда, — рассуждает полицейский Александр (фамилию он вежливо попросил не упоминать). — Здесь работали воры с большим стажем. Полагаю, факт замены замков говорит о том, что они боялись, что вашим добром может поживиться кто-то другой. Поэтому обеспечили себе комфортный доступ. То есть их суть — воровство как стиль жизни. Они тесно общаются с себе подобными. А теперь обратим внимание на то, ЧТО они украли. В основном это предметы из металла. Конечно, их уже сдали в лом, они пошли на переплавку. А вот исчезновение вагонки и одежды дает дополнительную информацию: грабители могут подрабатывать в строительных бригадах. Скорее всего, у них нет постоянной работы, они нигде не числятся. Вагонку, видимо, уже использовали по назначению. А железные двери, скорее всего, «внесли в смету» на стройке или тоже сдали в лом. Вызывает вопросы только исчезновение книг. Возможно, они хотели сбить со следа. Ведь книги не вписываются в составленный мной психологический портрет преступника. В то же время я не исключаю, что в воровской группе (а жуликов как минимум было трое) есть любитель почитать. Возможно, этот человек когда-то хорошо учился в школе и даже мог быть отличником, но быт определяет сознание. Отсутствие хорошей работы, проблемы в личной жизни могли подтолкнуть его на «скользкую» дорожку.

Александр потом еще долго стоял на краю оврага, где когда-то возвышались металлические конструкции нашего забора, и смотрел вдаль. На другом конце возле деревянного дома шла стройка: стучали молотки, рычали дрели, переговаривались работяги, сыпля ядреными словечками для ускорения работы. Полицейский сделал серию снимков, записал что-то в блокноте, потер затылок и со словами «попробуем, конечно, разобраться, но обещать ничего не буду» уехал.

А нам ничего больше не оставалось, как начать собственное расследование.

Люди гибнут за металл

Доехали до ближайшего пункта приема металлолома. Разговорились с сотрудником по имени Сергей, объяснив причину своего интереса.

— Металлический лом — самый ликвидный товар сегодня. Его всегда можно обернуть в деньги, причем немалые. Цены на железо с началом пандемии прилично выросли. Сегодня наблюдаем ажиотаж. Есть люди, которые сбором лома только и живут, но до воровства не опускаются. Хотя с ростом ценника расплодились и жулики. К нам теперь тащат всё: от проводов до старых автомобилей. Причем б/у авто сдавать в лом много выгоднее, чем просто продавать. А самая высокая цена на медь — в среднем 600 рублей за 1 кг, черный металл — 25 рублей за кило. В одном холодильнике или телевизоре примерно полкило меди, — объясняет Сергей. — Если честно, на многое приходится закрывать глаза. Есть уже примелькавшиеся типы, довольно мутные. Недавно приносили хорошую столовую посуду, явно откуда-то стянули. Я знаю, хозяину иногда из полиции звонят, просят обратить внимание на сдачу конкретных вещей. Он меня предупреждает. Но это капля в море, за руку ловим очень редко. Чтобы печку или дверь железную сдавали — такого в этом месяце не припомню. У нас в районе с десяток крупных пунктов приема лома наберется. Может, в какой-то из них отнесли. Воровать — последнее дело, плохая карма аукнется. Вместо того чтобы искать железо на свалках, по лесам, лезут в дома. Эти воришки точно когда-нибудь попадутся, отсидят, потеряют здоровье и загнутся.

Объезд еще нескольких точек приема металла результата не дал. Только испортил настроение. Везде толклись бомжи или суетливые типы с бегающими глазами и жаждой наживы.

На каждого жулика — фотокапкан

Мы решили опросить строителей, работающих на той стороне оврага. Уже на подходе оцениваем обстановку, присматриваемся к предметам и следам возле объекта стройки. Нам навстречу направляется человек, подходит и представляется бригадиром Артемом Самарским.

— Да, сейчас самый сезон воровства. Народ разъехался, наведывается на участки редко, настало время жуликов. Я вам скажу, многие из моего окружения в этом году потеряли работу по разным причинам, в том числе и пандемия повлияла. А это мужчины трудоспособного возраста. Кто-то просится ко мне в бригаду, но абы кого я не беру. Отбираю по умению, — говорит Артем. — Вообще мы своим заказчикам рекомендуем ставить системы слежения. Самый простой вариант — фотоловушка на батарейках. По цене — бюджетно: до 2 тысяч за штуку. Можно на дерево повесить напротив входа в дом. Работает она бесшумно, незаметно. Срабатывает по датчику движения, реагирует на тепловое отражение. Даже в темноте издалека делает качественные снимки. Запись идет на носитель. Есть подороже варианты. Приборы сами отправляют информацию на телефон, электронную почту. Все зависит от комплектации. Фотокапкан точно сбережет нервы. По крайней мере, человек будет уверен, что у него все под контролем.

Я поговорю с ребятами, может, кто чего слышал. Правда, на той неделе мне напарник Михаил рассказывал, что несколько дней подряд собака с вашей стороны долго лаяла. Но это уже ближе к вечеру было, когда мы работу заканчиваем. Возможно, она и днем брехала, но у нас же инструмент вечно гудит.

Когда мы вернулись на участок, уже стемнело. Вопросы по-прежнему оставались без ответов. А какие же меры по защите своих домов от сезонных краж предпринимают авторитетные садоводы?

Самый демократичный вариант — сторож из местных

— В нашем садовом товариществе в Волоколамском районе 206 участков. Его охрану мы доверили местным сторожам, они мониторят территорию 2 раза в день. Обходится это недорого. Сторожей четверо, работают сутки через трое. Каждый получает из взносов по 8 с половиной тысяч в месяц. Сами взносы с участка 6 соток составляют 11 с половиной тысяч в год. У нас сейчас уже 3 года как краж нет, — рассказывает председатель Профсоюза садоводов России Людмила Голосова. — Воры раньше покушались в основном на крайние участки, их даже не пугали высокие заборы: лестницу подставляли и перелезали. Ведь, по сути, все двери, замки, заборы для честных людей. Для жулья преград нет. Никакие муляжи камер, манекены в камуфляже и красные мигалки опытных грабителей не отпугнут. Наоборот, только заинтересуют. Но нанять сотрудников ЧОП для нас очень дорого. Если позволяют средства, лучше всего поставить дом на вневедомственную охрану. Есть ведь и большие СНТ, где по нескольку тысяч участков. Например, в садоводстве «Алешинские сады» в Ногинском районе две с половиной тысячи участков. Такую территорию трудно охранять. В Клинском районе, например, есть СНТ на 1300 наделов. Его охраняют с двух сторон. Помните, в 90-е годы во всех СНТ поголовно срезали электрические провода, а сегодня вот за металлом охотятся. Чем хуже народ живет, тем больше краж. Это аксиома. Сейчас распространены разные виды страхования, можно отдельно и забор застраховать от кражи. Но для себя я сделала вывод, что самый оптимальный вариант — круглосуточный страж из местных.

— У нас около 3 с половиной тысяч в год каждому садоводу обходится содержание сторожа. В нашем СНТ где-то 140 домов. Краж не было давно, — говорит экс-председатель СНТ Каширского района Александр Лисин. — Советую всем укреплять товарищеские отношения с соседями, обмениваться телефонами. Ведь ближний сосед лучше дальнего родственника. Вообще, я стараюсь в зимний период навещать дачу хотя бы раз в месяц. Мало ли что может произойти.

ВАЖНО

Комментарий бывшего начальника отдела уголовного розыска: С приходом зимы в садоводствах начинается воровство. Но большинство хозяев пропажу имущества обнаруживают только весной. Поэтому статистика подобных краж не отражает действительность. Дачные грабители, как и кладбищенские воры (специализируются на кражах оград, памятников), находятся на низшей ступени преступной иерархии. Это обычно отверженные обществом существа: бомжи, наркоманы, мигранты, оставшиеся без работы, или просто опустившиеся люди. Ведь по сути ценностей особых на дачах и нет. Профессиональные воры такими кражами не занимаются. Вы, конечно, понимаете, что и СНТ бывают разные: богатые и, как говорится, экономкласса. В последние попасть несложно, но и взять нечего. Но если на дачах есть хоть какая-то минимальная жизнь: где-то свет горит, снег протоптан, то воришки туда не сунутся. Другое дело — разбойное нападение на коттедж. В богатых СНТ стоят дома стоимостью за 30 млн, высокие заборы, и есть мощные охрана, видеонаблюдение, тепловизоры. Туда залезть сможет только большой специалист. Это преступники другого масштаба. Они прекрасно экипированы, вооружены и знают, к кому идут и чем можно поживиться. Сорвать куш в пару миллионов — для них программа-минимум. Они понимают, что если их поймают, им светит лет 12. То есть такие бандиты способны на любую жестокость.

Самый эффективный способ борьбы с ворами — коллективная защита садоводства: скинуться и нанять сторожей с собаками.

МЕЖДУ ТЕМ

По статистике ГУ МВД РФ о состоянии преступности в Московской области, в текущем году общее число краж по сравнению с прошлым годом практически не изменилось. Вместе с кражами из квартир, а также транспортных средств общее зарегистрированное число таких преступлений на ноябрь 2021-го составило 23 217 случаев.

СПРАВКА «МК»

Если дачник оставит для вора на даче капкан, самострел, растяжки со взрывным устройством, отравленную еду или огородит участок забором с колючей проволокой под напряжением 220 В, то нарушит закон. Садовод сам может оказаться на скамье подсудимых. В Уголовном кодексе (УК) РФ есть статьи на эту «тему», например 109 («Причинение смерти по неосторожности») и 114 («Умышленное причинение тяжкого или среднего вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания»). Если преступник убежал или потерял сознание от вашего удара, немедленно звоните в полицию, а в последнем случае еще в «скорую помощь» и адвокату.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.