Отмена воскресной бесплатной парковки в Москве вызвала недоумение православных

С 5 апреля практически все парковки внутри Садового кольца приобретают «высший ранг» платности: 380 рублей в час. 380-рублевые зоны остаются платными (и без скидок) в течение всей недели и круглосуточно, то есть во всем центре отменяется бесплатная парковка по воскресеньям. Нововведение вызвало резкую реакцию не только автомобильного сообщества – это-то было ожидаемо, – но и дало внезапный эффект: в недоумении настоятели и прихожане православных храмов в центре столицы.

«Так нельзя, люди же ездят на службы и никому при этом не мешают!» – утверждают батюшки. «А почему, собственно, нельзя, чем вы такие особенные?» – парируют урбанисты. Мнения разделились и внутри коллектива «МК».

Мнение «за»: все виды досуга должны быть равны

Чего православные опасаются? Мол, многие прихожане приезжают в центральные, старые московские храмы с окраин, а если парковка станет платной, приезжать перестанут (не спрашивайте, почему на общественном транспорте нельзя, – об этом дальше поговорим).

И дальше – точно как в фильме про барона Мюнхгаузена: «Чего хочет-то?» – «Чтоб не бросал».

Естественно, ни одному нормальному человеку не может понравиться, когда то, что было бесплатным, вдруг становится платным. Точка. Никакие дополнительные аргументы здесь уже не нужны – иначе начинаются торг и соревнование, кто кого перекричит. И оно уже началось. В интервью СМИ «оптимальное» решение предложил настоятель храма Святой Троицы в Хохлах протоиерей Алексий Уминский:

«Эту проблему можно решить очень просто – оставить парковку в центре бесплатной в воскресенье до 14-15 часов. В это время никто туда не едет развлекаться. Парковка не нужна воскресным утром никому, кроме прихожан храмов».

Немного завидую протоиерею Уминскому: надо же, он располагает данными каких-то социологических исследований, подтверждающих, что в воскресенье по утрам в центр города ездят только прихожане храмов, и поэтому может так безапелляционно высказываться: мол, больше никому не нужна парковка? Интересно было бы ознакомиться. Но, боюсь, реплика расшифровывается гораздо проще: сделайте, пожалуйста, так, как удобно НАМ, – ну а проблемы тех, кто приедет в центр после 15:00, нас уже не волнуют. Кажется, это не очень по-христиански.  

Хорошо, давайте разбираться дальше. Договорились: поездка с детьми в храм к утренней службе – это уважительная причина, которая заслуживает пересмотра решения властей насчет платной парковки. Ну а поездка с детьми в музей или, скажем, в зоопарк – тоже уважительная причина? Кто-то ведь хочет приобщать детей к духовной жизни, а кто-то – к культуре и искусству. Или еще прозаичнее: поездка с теми же самыми детьми в поликлинику в центре города?

Ну а если даже без детей: скажем, если в мои планы входило съездить в воскресенье в магазин нижнего белья и провести там пару часов за примеркой французских кружев – это уважительная причина, и я тоже могу заявить, что платная парковка лишает меня возможности это сделать? Или это сделают владельцы бизнеса: мол, после введения платной парковки к нам перестанут ездить покупатели?

Пока что город попросили подстроиться под интересы одной группы людей: православных автомобилистов. Что-то тут смущает… И, наверное, особенно теплым участием эта дискуссия должна отозваться в сердцах тех, у кого просто нет машины. У тех же самых прихожан тех же самых храмов, но – безлошадных. Вот не случилось кому-то примкнуть к клану автовладельцев, так бывает. Из-за нехватки денег, например, или из-за проблем со здоровьем, не позволяющих сесть за руль, – да мало ли… У этих людей тоже могут быть свои интересы в центре города в воскресенье утром. И они слышат от своих товарищей: мол, мы никак не можем доехать без машины, нас лишили возможности… Так и хочется продолжить мысль: «Это ведь только такой примитивный пролетариат, как вы, может со своими непритязательными детьми в метро спускаться, а мы для этого слишком хороши». 

Напрашивается токсичный и неэтичный вопрос: может быть, и вправду не грешно спуститься в метро? Особенно если учесть, что речь идет о центре города, где нехватки станций метро нет и не было. Метро, подчеркиваем, а не «перекладных» электричек с маршрутками. Того самого метро, на котором вы каждое утро на работу ездите – так, может быть, и в храм в воскресенье доедете? И наоборот: если вы каждый день пользуетесь платной парковкой при поездках по делам – почему визит в храм должен чем-то отличаться?

Мнение «против»: удар по православным семьям с детьми

Воскресные службы в большинстве московских храмов начинаются рано: в семь, восемь, максимум в девять часов утра. Многие из постоянных прихожан храмов в центре Москвы живут совсем не рядом с ними, как это было в позапрошлом веке, а на другом конце города, и тратят на дорогу иногда час, а иногда и больше.

Бывающие на службах в таких приходах знают: те, кто ходит в храм поодиночке, практически всегда пользуются общественным транспортом. Это и дешевле, и не надо думать о парковке, и большую часть года (кроме тех дней, когда уж совсем буря и пронизывающий ветер с мокрым снегом на улице) вполне способствует той душевной работе, за которой человек и ходит в храм «сам-один». Проблема с парковками – не для этих одиночек: отмена бесплатной стоянки в центре по воскресеньям бьет напрямую по семьям с детьми. Точнее, с одним или двумя детьми: многодетные у нас (пока?) имеют право бесплатной парковки даже в зоне «380 рублей».

Одно дело, когда ты рано утром едешь в церковь один – в тишине, наедине с мыслями и настраиваясь на молитвенный лад. Другое дело – семейный поход на службу: шесть дней в неделю (да, почти у всех нынешних школьников и у большинства дошкольников – шестидневка с ранними подъемами, потому что школа, секции, «драмкружок, кружок по фото») дети встают рано, ложатся в большинстве своем поздно, просыпаются по воскресеньям неохотно, одеваются медленно… Не будем лукавить: все без исключения родители, у которых есть в семье автомобиль, используют его для утреннего «развоза» и дневного-вечернего «забора» детей, если только не живут в счастливой шаговой доступности от школы и всех кружков. Некоторые пользуются для этого такси или каршерингом (при наличии двоих детей, кстати, это почти нереально без серьезного нарушения закона и норм безопасности: дети-то должны быть в креслах, а где найдешь такси с двумя, а каршеринг – хотя бы с одним детским креслом?).

Общественный транспорт утром – выбор спартанцев на всю голову: дело не в том, что там некомфортно (в воскресенье там ехать вполне удобно, правда), – дело в «непроснутости» детей. Это мы, взрослые, можем абстрагироваться от нехватки сна и плохого самочувствия, настраиваясь на предстоящую работу, учебу или молитву, – дети этого еще не умеют в силу возраста. Все мы можем вспомнить свое школьное детство (многие из нас как раз испытали эту самую долгую дорогу до школы на общественном транспорте) – добром ли мы вспоминаем эти холодные и темные зимние утра, когда мама или папа тащит за руку, а хочется только спать, спать и спать?..

Собственно, именно из этого ощущения (и клятвы, что «никогда больше») и родился этот массовый родительский автомобилизм. И пока «действующие» родители школьников – это люди, которые сами были детьми доавтомобильной эпохи, которые сами помнят этот хтонический ужас ранних утренних подъемов… Пока не произошла смена поколений, отмена бесплатной парковки хотя бы по воскресеньям (когда машину около храма приходится оставлять на 2-4 часа: служба, потом у многих детей – воскресная школа) будет вызывать бешеный протест.

Спросят: а почему тогда не ходить в храмы «шаговой доступности», ведь они на то и строятся во всех спальных районах? Верная постановка вопроса: многие семьи с детьми теперь так и делают. Об этом мало говорилось, но «программа 200 храмов» очень печально повлияла на центральные московские приходы, расположенные в малонаселенных кварталах внутри Садового кольца. В этих памятниках архитектуры прихожан с каждым годом становится меньше – и держатся они только на том, что для воцерковленного человека считается нежелательным «перебегать» от одного духовника к другому. Поэтому многие – особенно пожилые люди, дай им Бог здоровья, – продолжают каждое воскресенье, а в некоторые периоды, как во время Великого поста и чаще, ездить из условного Чертанова в условный Богоявленский храм у выхода из метро «Площадь Революции». И еще: эти приходы пока держатся за счет того, что там есть старые воскресные школы, в которые еще двадцать-тридцать лет назад ходили родители нынешних школьников.

«Это ваши проблемы» – о да, скорее всего, так и ответят православному сообществу. Модное выражение. Интересно, чьи это будут проблемы, когда приходы в центре Москвы массово закроются? Наверное, опять скажут: «Ваша религия устарела». О том, что людей из центральных храмов просто выжили, – тогда не вспомнят.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *