Перед закрытием легендарного гастронома «Елисеевский» его полки стали выглядеть жалко

Легендарный магазин «Елисеевский» на Тверской улице в Москве закрывается. Объявлено, что последним днем работы гастронома станет 11 апреля. Мы разбирались, каковы дальнейшие перспективы «Елисеевского». Сейчас же его полки выглядят полупустыми.

– Ну что? Сижу в «Елисеевском», страдаю, ем тот самый бублик. У них уже полки пустые, вина нет, а бублик какой надо – дрожжевое тесто, старое. Я один сейчас съем, второй домой купила. Перспективы? Да они, по-моему, здесь сами ничего не знают.

Пожилая женщина в кафетерии при знаменитом магазине убирает телефонную трубку, ещё раз откусывает от «того самого» бублика и задумчиво смотрит на Тверскую улицу.

Навигатор любезно сообщает, что загруженность в магазине сегодня «немного выше, чем обычно». Объяснения излишни: когда на витрине любого магазина появляется объявление с информацией о скором закрытии, туда обязательно стекаются люди — чтобы выйти с каким-нибудь абсурдным набором товаров. Например, купить пару банок сгущёнки и селёдку. Не потому, разумеется, что нигде больше они не продаются. Потому что хочется ухватить напоследок. И если это так работает для абстрактного супермаркета в спальном районе, то что говорить о «Елисеевском». После того, как по социальным сетям пронеслись новости о закрытии легендарного гастронома начала ХХ века, сюда рванула вся Москва – не за продуктами, так за впечатлениями и фотографиями на память.

Последнее, пожалуй, актуальнее: днём 31 марта покупателей встречают практически пустые полки – можно было бы неудачно пошутить о ностальгии по эпохе застоя, но уж больно набор продуктов специфический: кофе без кофеина, паштет из сёмги, огромное количество банок с детским питанием, дорогие колбасы и разрыхлитель для теста. И праздничные фигурки мышей, оставшихся с Нового года, грустно глядят с полок… Вместо бочек с блестящей чёрной икрой – старого символа гастронома, увековеченного на фотографиях – скупое объявление с информацией о том, что чёрная икра в продаже есть.

Только отделу кулинарии ничего, кажется, не страшно: они-то торгуют тем, что только что сами приготовили.

– Салат оливье сегодняшний? Да? Тогда давайте. Всегда его беру, – распоряжается (другого слова не подобрать!) на кассе пожилая дама. Полвека назад сказали бы – из «бывших», а сегодня… ну, наверное, из позавчерашних. Хотя ведь и сам магазин – позавчерашний. В самом хорошем смысле этого слова.

Перед закрытием легендарного гастронома "Елисеевский" его полки стали выглядеть жалко

Конечно, число грустных комментариев в соцсетях зашкаливает. Хочется возразить – мол, чего страдать, здание-то никто уничтожать не собирается, а продуктовых в Москве достаточно! – однако на самом деле всё абсолютно понятно. «Елисеевский» – это символ. Храм еды. Константа, которая объединяет несколько московских поколений. Взять ту же фотографию с бочкой чёрной икры в «Елисеевском», которую всегда поднимают на флаг те, кто говорит о «сытом советском детства» – забывая о том, что для рождённых в 1950-е и в 1980-е это детство было разным. В любое время – в маленковское изобилие или брежневский дефицит, в голодные послевоенные и сытые оттепельные годы – «Елисеевский» продавал мечту о том, о гастрономическом рае. Сегодня москвичи скорбят не о еде: слава богу, рынки и супермаркеты готовы предоставить нам «и жидкий бри, и пармезан гранитный». Скорбят о символе старой Москвы. Их и так осталось мало.

Но если отбросить лирику и попытаться разобраться — в чем все-таки дело, почему магазин оказался в печальном состоянии? Первая причина — на поверхности: закрылась торговая сеть «Алые паруса», которая была его оператором. Но дело не только в этом. «Проблема в том, что помещение магазина принадлежит городу, но его товарный знак и собственность на сам магазин – ООО «Елисеевский», — разъясняет юрист Андрей Лисов. — Сейчас данное ООО проходит процедуру банкротства».

Такой масштабный магазин, как «Елисеевский», требует весьма значительных вложений, и окупятся они не скоро, отмечает юрист. Соответственно, лишено всякого смысла краткосрочное управление магазином: оно будет лишь дополнительным бременем для тех крупных розничных сетей, которые могли бы «потянуть» управление таким магазином.

— Городу необходимо создать условия для заключения договора долгосрочной аренды с инвестором, — говорит Лисов. — В этом случае действительно можно будет привлечь ту компанию, которая заинтересуется потенциалом самого бренда «Елисеевский» и сможет использовать помещение знаменитого магазина. При этом инвестор не обязательно может использовать помещение «Елисеевского» под супермаркет: сейчас нет недостатка в продовольственных магазинах, однако многим москвичам и гостям столицы локация «Елисеевского» очень удобна.

Итак, магазин-легенда может, в принципе, сменить профиль, оставаясь торговым объектом. «Главное заключается в правильном оформлении договора аренды, — добавляет собеседник «МК». — Он должен быть долгосрочным и только долгосрочным, в противном случае заходить в объект такого уровня сложности никто не будет».

В департаменте городского имущества пока не могут прокомментировать будущее магазина.

— Банкротство ООО «Елисеевский магазин» вызвано объективными причинами: низкая рентабельность продуктового магазина, расположенного на Тверской улице, — отмечает адвокат Олег Никуленко. — Вполне очевидно, что снижение ассортимента премиальных продуктов из-за российских контрсанкций, низкий пешеходный трафик в этой части Тверской — все это делает магазин убыточным. При этом цена аренды достаточно высока для этой локации. 

Перед закрытием легендарного гастронома "Елисеевский" его полки стали выглядеть жалко

Собственник — город Москва — наоборот заинтересован в получении максимальной арендной платы. Поэтому, сохранение магазина, на наш взгляд возможно только при условии создания коммерческой привлекательности для инвестора: снижение ставки аренды, предоставление налоговых каникул, согласование размещения точки общепита (кафе или ресторана). Одним из вариантов решения видится механизм государственно-частного партнерства (ГЧП). Помещение может быть признано объектом культурного наследия, или вообще музеем, после чего инвестор получит необходимые преференции.

При этом интеллектуальные права на товарный знак могут быть выставлены на торги в составе конкурсной массы в процедуре банкротства ООО «Елисеевский магазин» и выкуплены новым инвестором, отмечает адвокат. Так или иначе, вряд ли столь впечатляющее и знаковое помещение может исчезнуть бесследно: это было бы, мягко говоря, расточительно. И все-таки лучшим исходом для «Елисеевского», вероятно, была бы судьба его петербургского «брата» — магазин на Невском не входит ни в одну из «гражданских» розничных сетей, он независимый и недоступно дорогой. Настоящий музей еды. Для нас нынешних, живущих — увы и ах — далеко от Тверской, этот магазин, давайте согласимся, в последние годы и был музеем. Закрытие и возрождение из пепла только укрепит легенду.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *