Песню Манижи для «Евровидения» переименуют

Совет Федерации впервые и серьезно обеспокоился достоверностью выборов в России. На последнем заседании сенаторы вынуждены были даже прервать приятный процесс единогласного одобрения результатов «обнуления», чтобы во весь рост поднять значительно более важный вопрос о прозрачности и справедливости процедуры выборов песни на «Евровидение». В результате в «Останкино» срочно выехала комиссия.

Как сообщают источники «МК», выемки документов и нервные разбирательства продолжались всю ночь, в телецентре царила обстановка хаоса и Армагеддона, и после многочасовых бдений утомленные сенаторы и теленачальники приняли под утро 1 апреля компромиссное коммюнике о переименовании песни «Русская женщина» в «Недославянку».  

Чрезвычайную комиссию Совета Федерации возглавила по поручению г-жи Матвиенко сенатор Елена Афанасьева, которая, собственно, и подняла на вчерашнем заседании Совфеда вопрос о том, что русские женщины «подвергаются троллизму» в песне Манижи, издевательски названной «Русская женщина», из-за чего «в регионах удивлению нет предела, присутствуют недовольство и непонимание». В тонкие грани творческих смыслов и разграничений между грубым издевательством и мягкой иронией возмущенная сенаторша углубляться не стала. «Оскорбленность берегов не видит», – отрезала женщина.  

Г-жа Матвиенко поддержала коллегу, обрисовав текст песни метафорой «кони-люди, полный бред», и тут же поручила г-же Афанасьевой разобраться с Первым каналом на предмет того, как выбиралась эта песня. По мнению спикера, выбиралась она «странно, мягко говоря». Не то что поправки к Конституции, имелось, видимо, в виду…

По причине исключительной государственной важности сенаторы не стали откладывать дело в долгий ящик и прямо поздним вечером направили грозную комиссию на Первый канал. У входа в телецентр, как рассказывают случайные очевидцы, связавшиеся с «МК», высочайших гонцов уже ждало побледневшее теленачальство. Оно трепетно сжимало в руках спешно подготовленную справку о том, что за ходом голосования наблюдала авторитетная консалтинговая компания, которая «подтвердила соответствие хода голосования и подсчета голосов регламенту отбора».  

Из источников на Останкинской телевышке «МК» стало известно о напряженных переговорах с сенаторской комиссией, которую в итоге удалось убедить в честности телезрительского голосования. Однако мириться с честными выборами комиссия категорически отказалась. «Пусть они и честные, но совершенно неприемлемые, – заявила г-жа Афанасьева, – потому что троллизм русских женщин преступен и недопустим». «Тут вам не толерантная Гейропа!» – бросила она в сердцах.

Руководство телеканала постаралось объяснить сенаторской ЧК, что в случае отзыва не только всенародно выбранной, но и утвержденной песни и исполнителя Россия, согласно регламенту этого треклятого «Евровидения», будет сама отозвана, то есть дисквалифицирована, да еще и оштрафована, и скандал разрастется не то что на всю Малую Дмитровку, а на целый хоть и гейроповский, но континент. Комиссия задумалась. Полночи ей носили чай, кофе и пирожки с капустой из телевизионного буфета, пока наконец мучительно не вышли на Соломоново решение.

Как утверждают источники «МК», умолявшие сохранить их анонимность, г-жа Афанасьева, смилостивившись, приказала: «Ладно, оставляйте вашу Манижу и даже песню, но меняйте ее название – такое безобразие называться «Русской женщиной» не может». Загнанное в угол теленачальство готово было капитулировать, но тут буфетчица Марфа Петровна, носившая всю ночь чай с пирожками, вдруг робко вставила свои пять копеек. Женщина напомнила собравшимся, что Манижа вдогонку к «Русской женщине» выпустила еще более издевательский клип «Недославянка».

«Может, и поменять местами названия-то?» – пугливо буркнула сотрудница. «Правильно! – поддержала простую русскую женщину из буфета г-жа Афанасьева. – Вот что значит подлинно народный креатив! Никакого троллизма, а Европе, кстати, очень понравится, что Россию представит песня «Недославянка» – самое наглядное подтверждение дружбы народов в нашей большой стране. Дескать, не только русских женщин-то мы туда им отправляем».

С чрезвычайной комиссией спорить никто не стал. К утру было выпущено коммюнике с новым названием старой песни.

О реакции EBU (Европейского вещательного союза) на «полуподмену» пока ничего не известно. Аналитики тоже теряются в догадках относительно реакции евровидийного начальства. За 66 лет существования конкурса похожий прецедент случался только единожды – в 2015 г., когда армянской группе Geneologу, не меняя текста, пришлось тем не менее изменить название песни «Don’t Deny» («Не отрицай») на «Face The Shadow» («Перед лицом теней»). Турция с Азербайджаном усмотрели тогда в армянской песне «политически мотивированный» намек на геноцид армян, 100-летие которого в тот год скорбно отмечало человечество, и направили визгливую жалобу в оргкомитет конкурса. Однако замена была осуществлена именно по предписанию европесенной комиссии, чего в ситуации с «Русской женщиной» даже не наблюдается. Будет ли такая самодеятельность принята руководством «Евросонга» – остается пока вопросом без ответа. Затаив дыхание, все ждут реакции от организаторов из Роттердама.

Тем временем сама Манижа, проснувшись поутру и узнав, что ее песня теперь называется не «Рашен вумен», а «Недославянка», пустилась в русскую народную философию: «Хоть горшком назови, только в печь не ставь» – и добавила: «Все происходящее только убеждает меня в том, что я делаю все правильно».         

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *