Почему Россия поддержала нарушившего конституцию президента Токаева

После того, как в Казахстан по просьбе президента Токаева был послан ограниченный миротворческий контингент ОДКБ, в основном состоящий из российских десантников, многие эксперты сразу вспомнили, что не в первый раз в своей истории Россия посылает войска для усмирения волнений. Про Священный Союз даже вспомнили — организацию, созданную в 1815 году после наполеоновских войн Россией, Пруссией и Австрией для защиты монархий Европы. «МК» поговорил с политологом Алексеем Макаркиным о том, насколько действия России в 21 веке напоминают действия Российской империи в 19 веке, и о том, к каким последствиям они могут привести.

Почему Россия поддержала нарушившего конституцию президента Токаева

— Российская империя в 19 веке неоднократно посылала свои войска в Европу…  Действительно вроде бы похоже — там был Священный Союз, тут — ОДКБ… А главную роль и там, и там играла Россия.

—   Проводить аналогии именно со Священным Союзом было бы рискованно, хотя кое-что общее, конечно, есть. Дело в том, что Священный союз (к нему примкнули почти все монархии континентальной Европы, кроме Турции и Ватикана — «МК».) был основан на принципе очень жесткого легитимизма, что означает: насильственное свержение правящего монарха не допустимо, и действия, противоречащие законодательству данной страны, тоже. Руководствуясь этим принципом, российский император Александр Первый, главный инициатор создания Священного союза, в 1821 году не помог борющимся за независимость от Турции греческим повстанцам, потому что его величество султан Османской империи был законным монархом. И хотя Александра всячески призывали проявить солидарность с христианами, он не пошел на это, потому что для него легитимизм был выше идеи христианской идентичности. Только после смерти Александра Первого император Николай Первый начал войну с Османской империей под лозунгом защиты единоверцев, при этом имея в виду определенные геополитические планы, и в результате в 1832 году Греция стала независимой.

Посмотрим, как ведет себя современная Россия. Совсем не похожа на Священный союз, например, история 2010 года в Киргизии (член ОДКБ — «МК».). Курманбек Бакиев был вполне легитимным президентом, его свергает оппозиция, и что делает Россия? Тут же признает эту оппозицию. На постсоветском пространстве если кто тогда и был адептом строго легитимистского подхода, характерного для Священного Союза, то Александр Георгиевич Лукашенко (Белоруссия — член ОДКБ, — «МК».): он сначала поддержал Бакиева, потом пригрел его у себя, и вообще очень неохотно согласился признать приход к власти новых сил. Почему же Россия была совсем не против, можно сказать, революционеров? Потому что у законного президента Бакиева был грех: он обещал убрать американскую военную базу с территории Киргизии, но не убрал, а лишь переименовал ее и посчитал, что он самый умный — и базы нет, и американцы остались… А новые власти, пришедшие после революции, и избранный в 2011 году президент Алмазбек Атамбаев обещали убрать американцев из Киргизии, — и убрали.

—   Но военную помощь Киргизии Россия тогда не оказала, хотя эти новые власти поначалу в ОДКБ тоже обращалась…

—   Да, не оказала. Но это связано было в первую очередь с тем, что против был Лукашенко, потому что просили о помощи именно новые власти.

— С 2010 года много воды утекло. Сейчас, говорят многие наблюдатели, мы видим радикально другую ситуацию, переход политики России в новое качество.

— Ситуация, конечно, развивается, но при сохранении того же самого вектора.

— А вектор у нас «главное, чтобы не американцы»?

— Да, главное, чтобы не американцы.

— Но применительно к Казахстану говорят скорее о британских или китайских экономических интересах. Не американских. «Главное, не Запад», получается?

— Не всё носит характер прямого столкновения России и Америки. Кстати, сейчас в случае с Казахстаном Америка пока отстраняется от этой темы — типа «ребята, разбирайтесь сами»…

Есть и более свежие примеры, которые показывают, что контрреволюционный легализм в российской политике — далеко не единственный принцип. С одной стороны, прошло уже много лет, на Украине поочередно избрали двух президентов — сначала Петра Порошенко, потом Владимира Зеленского, но руководство РФ продолжает говорить о государственном перевороте и некой нелегитимности нынешней украинской власти, потому что в 2014 году при отстранении президента Януковича был нарушен закон и он был вынужден покинуть свой пост под угрозой силы. Тут формально Россия вроде бы действует как Священный союз: мол, все процедуры должны соблюдаться до запятой, а если нет — мы этого не признаем… Но в Казахстане-то пожизненным председателем Совета нацбезопасности являлся Нурсултан Назарбаев. Елбасы, «лидер нации». (Особый статус Назарбаева был закреплен конституционным законом «О первом президенте Республики Казахстан — Елбасы» и законом «О Совете безопасности Республики Казахстан». — «МК».) И вот 5 января выступает президент Токаев и говорит, что теперь он председатель Совета Безопасности. И что делает Россия? Звонит ему и говорит, что вы, мол, уважаемый, не имеете права, это не легитимно? Нет, ничего подобного Россия не делает. Она признает и поддерживает президента Токаева и делает на него ставку.

Так что политика современной России больше напоминает не Священный союз времен Александра Первого, а внешнюю политику Николая Первого, который действовал не сообразно романтичному принципу, а прагматично, и мог, как мы уже говорили, воевать со вполне легитимным султаном, помогая греческим повстанцам. Ещё один характерный пример: к свержению династии Бурбонов во Франции в результате революции 1830 года Николай Первый отнесся очень негативно, нового короля, Луи-Филиппа, хотя он тоже был родственником Бурбонов, считал узурпатором, потому что тот сел на престол в результате революции. Но признал и прагматично выстраивал отношения, когда Луи-Филипп отказался от активной политики на европейском континенте и не стал оказывать помощь полякам, которые тоже устроили революцию вслед за французами. Потому что для Николая было тогда важнее всего замирить и контролировать Польшу.

— Но подавлять революцию в Венгрии в 1848 году Россия при Николае Первом войска все же послала.

— После свержения французского короля Луи Филиппа в 1848 году поляки опять возбудились, а тут ещё национально-освободительная революция в Венгрии, которая тогда находилась в составе Австрийской империи. И русскому царю нужно было не только помочь совсем молодому тогда австрийскому императору Францу-Иосифу, но и задавить революционное движение, которое из Венгрии могло перекинуться на Польшу. То есть Россия делала все, чтобы зараза не перекинулась на Польшу, а оттуда на Петербург — такой был у нее интерес.

— Вы считаете, что происходящее с Казахстаном похоже на эту историю?

— Конечно. И хотя многими нашими наблюдателями сейчас вообще всё воспринимается только через призму отношений с Америкой, в Казахстане очевидно желание не допустить эффекта домино в условиях присутствия рядом Афганистана, где у власти находятся талибы ( признаны террористическими и запрещены в России). Россия поначалу пыталась с ними наладить отношения, но не очень получилось, как мы видим.

— Насколько адекватно ситуации заявление лидера фракции «Единая Россия» в Госдуме Владимира Васильева, который сказал, что смутьяны в Казахстане — это исламистские террористы из Афганистана?

— Сейчас Талибан, кстати, подчеркивает свою сдержанность по отношению к происходящему в Казахстане, они хотя и радикалы и террористы, но не сумасшедшие. Почему Васильев сказал про Афганистан? Дело в том, что кроме талибов, в Афганистане есть ИГИЛ, тоже запрещенный в России и террористический. И из Казахстана в свое время довольно много людей ушло к ИГИЛу, кто-то из них был в Сирии, кто-то в Афганистане. Наверное, есть опасения, что среди людей, которые участвовали в погромах, могут быть симпатизанты и ИГИЛа, и талибов — радикалы, вернувшиеся домой, в свои семьи, где тихонечко жили до последнего момента…

— Но вроде говорят, что лозунгов исламских на улицах казахских городов не слышно.

— «Аллах акбар» там слышали, и это звоночек, сигнал, что часть повстанцев может быть исламистами. И сейчас Россия решила сделать ставку на избранного легитимно лидера, который показал, что может руководить и является более дееспособным, хотя он и явно Конституцию нарушил, сместив Назарбаева. Кстати, где сейчас Назарбаев, вообще не понятно.

— Но если опять вспомнить 19 век и Николая Первого, помощь, оказанная им австрийскому императору в подавлении венгерского восстания, не вернулась сторицей…

— Да, через несколько лет, когда надо было воевать с тем же султаном, а султана поддержали Англия, Франция и Сардинии и началась Крымская война, Николай обратился к Францу Иосифу, а тот не только не стал помогать, но и продемонстрировал явное недружелюбие. Потому что у всех есть свои интересы. И у Токаева тоже. Он опытнейший дипломат, к ранее был замгенсеком ООН и министром иностранных дел, и понимает, что сейчас ему нужна Россия не только для того, чтобы подавить восстание и покончить с радикалами, потому что люди с оружием там есть, и есть реальное вооруженное противостояние, никакая это не имитация. Токаеву нужен дополнительный силовой ресурс для выстраивания отношений с казахской элитой, потому что Комитет Нацбезопасности был до последних дней полностью под контролем Назарбаева, не ясная ситуация и в армии, где все генералы обязаны своими звёздами Назарбаеву…

—   Но войска ОДКБ (российские войска) уже в Казахстане, и уйдут ли оттуда — большой вопрос.

— Чтобы продлить присутствие контингента ОДКБ, надо будет получить согласие всех членов ОДКБ. Конечно, это кажется простой формальностью, но посмотрите, как долго пришлось уговаривать Киргизию, чтобы она согласилась послать своих военных в Казахстан, и как явно непросто выстраивались отношения с Арменией, с Пашиняном (Никол, президент Армении и нынешний председатель ОДКБ — «МК».), которого сейчас все ругают…

И посмотрите, что говорит сейчас генсек ОДКБ Станислав Зась, белорусский деятель: миссия будет краткосрочной, может быть дни, может быть недели. Да, в России уже звучат предложения (правда, не от правительства) остаться в Казахстане навсегда, создать там военные базы, установить протекторат… Но все сложнее, чем кажется. И президент Казахстана, явно сейчас благодарный России, дальше будет исходить из собственных интересов, которые состоят в том, чтобы Казахстан был независимым государством, а он — реальным президентом реально независимого Казахстана, а не управляющим неким протекторатом.

Источник: www.mk.ru