После видео пыток заключенных в Саратов экстренно выехала группа ФСИН

Появившееся в Сети видео, на котором осужденного подвергают надругательству, используя швабру, ужаснуло. Мужчина истошно кричит: «За что?» Мучители в черной робе отвечают: «Есть че сказать? Давай вспоминай!»

Таким зверским образом, если верить видео, «активисты» принуждали к сотрудничеству с администрацией и выбивали признания в ОТБ №1 Саратова (областная туберкулезная больница ФСИН). Делали они это по заданию оперативников или по своей собственной инициативе — выяснит специальная проверка.

В Саратов экстренно выехала группа проверяющих из центрального аппарата ФСИН России. Если видео не фейк, то будут возбуждены очередные уголовные дела и «сделаны оргвыводы».

После видео пыток заключенных в Саратов экстренно выехала группа ФСИН

Если быть точными, то не один, а целых три ролика про Саратовскую ОТБ -1 «взорвали» Сеть в понедельник, 4 октября. На первом, датированном февралем 2020 года (что еще требует проверки), над осужденным издеваются, используя швабру. На втором, якобы снятом в апреле того же года, видно, как издеваются над лежащим на полу голым человеком со связанными сзади скотчем руками (пинают его по спине, бьют, угрожают). На третьем, снятом в июне 2020-го, над привязанным к койке осужденным совершает надругательство другой осужденный. Прослеживается некая закономерность — все три видео сняты с промежутком в один месяц.

Можно было бы надеяться, что это фейк, но специалисты утверждают: ролики не выглядят постановочными, это не похоже на монтаж. Да и о Саратовской ОТБ-1 давно ходили самые плохие слухи.

— Во время отбывания своего срока я не раз слышал о двух самых страшных местах в России — «Владимирском централе» и Саратовской тюремной больнице, — рассказывает журналист Андрей Евгеньев. — Конкретно про Саратов говорили мне так: «Там и менты беспределят, и козлам (активистам) «копыта» развязаны по полной программе, чтобы людей ломать, то есть истязать всячески физически». Осужденные знали, что туда на «ломку» ехали так называемые отрицательные элементы, и те, с кого можно денег поиметь (кто мог бы откупиться).

Помню, как сама несколько раз видела в московских СИЗО заключенных, которые рыдали, когда узнавали, что их хотят этапировать в Саратов.

— Вот как был устроен пыточный конвейер в Саратовской ОТБ, — начинает бывший осужденный Александр. — Изначально туда отправляли уже тех, кто нуждался в «перевоспитании». Так что «активисты» имели полный карт-бланш. Они предлагали осужденному откупиться (называли таксу в зависимости от материальных возможностей его семьи — это могло быть и 50, и 500 тысяч). А кого-то все равно «ломали» , потому что так было нужно оперработникам. Я уж не знаю, зачем именно. Может, «заказ» с воли был человека так морально уничтожить, или требовали от него новые явки с повинной. Из «опущенных», чьи муки и унижения были засняты на видео, «получались» новые активисты. А чтобы они не взбрыкнули, записи хранили как компромат.

В 2020 году несколько заключенных колонии №7 Саратовской области, обратились в Генпрокурору РФ с заявлением, где рассказали, как их вывозили из ИК в областную туберкулезную больницу, где они подвергались насилию. Один из арестантов, в частности, заявлял, что так его заставили написать явки с повинной по преступлениям, которые он не совершал.

Всего четверо осужденных рассказали следствию, как над ними совершали надругательства «активисты», при этом назвали имена мучителей (это все оказались одни и те же люди). В феврале 2021 году стало известно, что СК возбудил дело ч. 2 ст. 132 УК РФ «Насильственные действия сексуального характера, совершенные группой лиц по предварительному сговору, соединенные с угрозой убийством».

В июне следователи возбудили еще одно уголовное дело, потерпевшим по нему проходит некий Павел Ш. Из его слов вырисовывается еще одна схема: в ОТБ вывозили с подозрением на туберкулез (чтобы было фикцией) тех осужденных, кто много жаловался. В итоге в больнице их подвергали в прямом смысле слова санитарной обработке («активисты» числились на должностной санитаров), и после возвращения в колонию они боялись даже вспоминать о том, что с ними было.

По словам членов ОНК Саратовской области, сейчас в тюремной больнице все спокойно:

— Правозащитники были там за 9 месяцев четыре раза, буквально на днях приезжал туда уполномоченный по правам человека в регионе. Жалоб не поступало. Павел Ш. находится на безопасном содержании в колонии.

Понятно, что ОТБ после всего под особым контролем. Но все это тема для серьезного разговора. Допустим, мучители-активисты получал новые тюремные сроки, «курировавшие» их сотрудники тоже окажутся за решеткой. Но избавит ли это нас от жутких новостей в будущем?

За последние 10 лет сменились четыре директора ФСИН России. В СИЗО и колониях сегодня совсем другие условия содержания, нежели были (от еды до матрасов), и мы вроде как приблизились к европейским стандартам. Но как тогда, так и сейчас действуют «активисты». В свое время официально существовавшие секции дисциплины и порядка ИК были упразднены как раз после многочисленных жалоб на пытки (те, кто в них входил, издевались над другими осужденными). Но по факту «активисты» или, как их еще называют, «гадье», никуда не делись. Если они есть — значит, это кому-то нужно, не правда ли?

Понятно, что в колонии попадают не добрые самаритяне, что среди осужденных есть те, кто на воле грабил, насиловал и убивал. Но когда мы позволяем им продолжать делать то же самое за решеткой, мы как будто признаем, что и тогда они действовали правильно. Просто «не на того работали».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *