Поход «Ведьмака» в Россию

Новый «Ведьмак» оброс интригами еще до премьеры второго сезона. Ходили тревожные слухи об актерской чехарде и намерении продюсеров многое поменять. В итоге создатели сериала действительно многое поменяли, однако дух «Ведьмака» им удалось сохранить.

Режиссер сериала Томек Багиньский — желанный ньюсмейкер для всех фанатов мира фэнтези. И он любезно согласился ответить на вопросы «МК» в Питере.

Поход «Ведьмака» в Россию

Кадр из трейлера 2-го сезона сериала.

«Не вся критика обоснована»

— Пан Томек! Знаете ли вы, какая армия поклонников у вас в России? Фанатам очень нравится ваш стиль, и они болеют за польскую «партию» в Netflix…

— Спасибо. Да, я в курсе огромной популярности «Ведьмака» в России — сериала Netflix, книг Анджея Сапковского и игр. Это замечательный мир, интересные герои, и я рад, что их так хорошо принимают. Я также надеюсь, что в будущем будет больше разнообразных проектов и мировая аудитория как следует познакомится с нашей восточной чувствительностью. Польша находится культурно и географически в прекрасном месте, мы хотим еще шире открыться для мира.

— Говорят, что у вас на киностудии работают несколько русскоговорящих сотрудников. Это правда?

— Да, у нас много замечательных коллег из России, Украины и Белоруссии. В первую очередь из России.

— В одном интервью вы упомянули, что съемки для вас — это 180 съемочных дней, 7 долгих зимних месяцев, море грязи и ночные бдения. Что изменила пандемия?

— Так было в первом сезоне. По поводу второго… Я пока не могу разглашать эту информацию. Но пандемия изменила работу на всех съемочных площадках мира. Есть много дополнительных правил для обеспечения безопасности команды и актеров на съемочной площадке. Теперь их соблюдение — необходимость, все производства в настоящее время предъявляют высокие требования к безопасности, и мы их тщательно соблюдаем. В моем случае это касается, например, не только «Ведьмака», но и второго сезона «В ночь» (Into the Night) по роману Яцека Дукая, который снимается в Бельгии.

Поход «Ведьмака» в Россию

Фото: Камиль Мальвински

— Польские зрители, да и зрители из других стран неоднозначно восприняли адаптацию от Netflix. Как команда восприняла критику?

— Критика — это неотъемлемая часть работы. Но не вся критика обоснована. Нельзя угодить всем. Ситуация с недовольствами логична, но основа творческого процесса не меняется. Авторы должны верить в то, что делают, и реализовывать это как можно лучше. Это не значит, что мы не прислушиваемся к мнению зрителей. Некоторые конструктивные замечания существенно повлияли на шоу. Впрочем, все изменения вы увидите во втором сезоне.

— На польских форумах было бурное обсуждение того, что в сериале участвует мало славянских, в частности польских, актеров. Многие хотели бы видеть в картине каскадера Мацея Квятковского и первого Геральта — Михала Жебровского. Будет ли у них шанс попасть в сериал в следующих сезонах?

— У Софи Холланд, которая является режиссером кастинга, хорошо наметанный глаз на актеров, и многие таланты из нашей части Европы прошли отбор. При принятии окончательного решения необходимо учитывать множество факторов. Язык, логистика, сроки — это в ситуации пандемии порождает немало проблем. Михал Жебровский сделал отличный дубляж в польской версии сериала, доступного на Netflix, и мы не забываем о нем, но как сложится дальше — посмотрим.

— Польские зрители написали на форумах, что в фанатском фильме Якуба Нуржинского — Alzur’s Legacy, или «Полвека поэзии позже», атмосфера более «ведьмачья» и польская, потому что там играют поляки. Вы согласны с этим утверждением?

— У каждого поклонника есть свое мнение, и это хорошо. Я до сих пор не видел полную версию этой кинопостановки, поэтому не могу высказать свое мнение. И, естественно, мне очень нравится Netflix Witcher. Я думаю, что у нас там было много интересных режиссерских находок.

«Уважаю пана Анджея»

— Писатель Анджей Сапковский, насколько мы знаем, принимает посильное участие в съемках. Консультирует. Но он известен как довольно придирчивый писатель с непростым характером. Как вам работалось с ним? Были ли какие-то стычки?

— У меня такое чувство, что я не совсем понимаю вопрос. Может быть, что-то потерялось в переводе. Анджей — отличный человек, никогда с его стороны не было никаких проблем. Я люблю встречаться с ним. Он гений, наделенный отличным чувством юмора. СМИ очень часто вырывают его высказывания из контекста и принимают всерьез то, что Анджей говорит ради шутки, и это приводит к недоразумениям. Я очень уважаю пана Анджея, считаю, что у него отличный характер, и очень дорожу каждой встречей с ним.

— Что самое смешное запомнилось за время съемок?

— Каждый день происходило что-то интересное. Например, в первом сезоне мы снимали сцену, в которой Фрингилья Виго запускает катапульту, — так она повредила нам оборудование, наверное, раза три. То и дело срывался груз — к счастью, кадры всегда получались образцовыми. Было также очень много мокрых и грязных приключений во время съемок последних эпизодов первого сезона. Погода нас не баловала. Грязь иногда доходила до колен, грузовики с оборудованием тонули в ней и застревали. Бой в Цинтре в четвертом эпизоде со стороны тоже был очень забавным. Группа помощников бросала специально приготовленные мягкие тарелки, чашки, стулья прямо в толпу, чтобы создать больше шума. Что-то прилетало не туда, куда надо. В общем, временами было весело.

— Замок Огродзенец, где проходила часть съемок, стоит на знаменитом туристическом маршруте «Путь Орлиных гнезд». Это потрясающие места! Но большинство съемок на натуре были в иностранных замках. С чем связан такой выбор локаций? Ведь их в Польше пруд пруди…

— Очень важным элементом любого производства является логистика. Не в каждое интересное место можно добраться со всей командой и необходимым оборудованием. Мы должны рассматривать каждое такое решение под разными углами.

— Вы белостокский парень. Не было желания сделать несколько съемок на натуре в родных местах?

— Я мечтаю об этом, но еще не было возможности. В окрестностях Белостока нет крупных студий, поэтому всю бригаду и оборудование нужно перевозить хотя бы из Варшавы. Это большая операция. И пока не было подходящей возможности.

— Создается впечатление, что и так достаточно женский сериал «Ведьмак» станет еще более женским, во втором сезоне развиваются в основном истории Цири и Йеннифер. Не кажется ли режиссеру, что роль самого Ведьмака в сериале «Ведьмак» несколько принижена?

— Но ведь даже книги Анджея Сапковского изобилуют великолепными женскими персонажами, а одной из главных героинь саги является Цири. С самого начала мы очень заботились о том, чтобы женские сюжеты в этой истории были богатыми и интересными. Как и Анджей Сапковский (мне в жизни очень повезло), я встретил много фантастических независимых женщин — они заслуживают того, чтобы их истории были рассказаны с соответствующим вниманием. Не беспокойтесь о Геральте — у него тоже никогда не было проблем с сильными женщинами в его окружении, не так ли?

О Бондарчуке и Солженицыне

— Так сложилось, что исторические пути Польши и России пересеклись. И в области кино тоже. Все русские дети по десять раз бегали в кинотеатр на фильм «Четыре танкиста и собака», уже несколько поколений цитируют «Ва-банк», и нет такого человека, любящего кино, кто бы не восторгался работами Анджея Вайды. А что из российского кино произвело впечатление на вас?

— К сожалению, я не смотрел в последнее время российские новинки кино и сериалов. Из старых вещей я люблю пересматривать Тарковского, а из последнего… С удовольствием смотрел Attraction («Притяжение» Федора Бондарчука. — Прим. ред.), где Platige помогали с компьютерной графикой. Очень классный «Спутник» (фантастический триллер Егора Абраменко, в главных ролях: Оксана Акиньшина, Петр Федоров, Федор Бондарчук). Возможно, у меня будет время посмотреть больше новых вещей, потому что многие хорошие русские фильмы попали в библиотеку Netflix.

— Мы знаем, что вы очень любите читать и не пропускаете новинки. Что любите из русской литературы?

— В последнее время у меня из-за работы гораздо меньше времени на чтение. Из старых вещей мне нравятся книги Сергея Лукьяненко, особенно его цикл «Глубина». Я очень высокого мнения и о «Метро» Дмитрия Глуховского. Дмитрия, впрочем, я имел удовольствие достаточно хорошо узнать, он мне очень импонирует как человек, надеюсь, что мы что-нибудь вместе сделаем в будущем. Если любопытно — он был с нами на премьере «Ведьмака» в Лондоне.

— В своем интервью порталу Radio Zet вы упоминали, что хотели бы снять что-нибудь из Солженицына. Это желание еще осталось?

— «Архипелаг ГУЛАГ» — одна из самых важных книг в моей жизни, я часто к ней возвращаюсь. Это книга, которую невозможно снять, но у меня есть идея, как это сделать. Возможно, когда-нибудь я попытаюсь ее реализовать. Мне нравится тон и атмосфера этого романа. Он рассказывает об одной из величайших трагедий в истории человечества, но рассказывает об этом мудро, с юмором и пониманием трудной истории как русского народа, так и других народов этой части Европы. Для меня эта книга такая же важная и классическая, как великие романы Достоевского и Толстого. Впрочем, и к Достоевскому и Толстому я тоже часто возвращаюсь — удивительно, насколько современны дилеммы героев этих книг, а ведь эти рассказы были написаны очень давно.

— Планируете ли вы встречу с поклонниками в России?

— Это зависит от моей загруженности. Сейчас я просто очень занят. Я плохо говорю по-русски, но я люблю и Москву, и Санкт-Петербург и провел там немало прекрасных дней. Я вспоминаю свои визиты в Россию с большим теплом, надеюсь еще не раз здесь появиться.

«МК в Питере».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.