«Позор, уродство!»: как встретили на Урале гигантские арт-объекты

Современное искусство все чаще выходит за границы музейных и галерейных пространств и обживает общественные. Но одно дело, когда сайт-специфик произведения (приспособленные под особенности места) создаются в уюте мастерской, а другое, когда в художник погружается в территорию с головой. Тем и отличается программа арт-резиденций Уральской индустриальной биеннале от других подобных проектов. В этом году художники «захватили» девять городов и оставили там свои работы навсегда. Арт-интервенция вызвала очень разную реакцию местных жителей: от «великолепно» до «о ужас, позор!».

«Позор, уродство!»: как встретили на Урале гигантские арт-объекты

«Каждому художнику по заводу» – с такого девиза начиналась Уральская биеннале 12 лет назад, но за время своего существования арт-смотр ушел намного дальше точечного внедрения временных выставок в индустриальные пространства. Программа арт-резиденций — сердце биеннале, которая сегодня держит все конкурентные мега-выставки в России и соседних странах далеко позади. И это самая энергозатратная и длительная часть биеннале. В этом году приглашенные художники начала работать на площадках еще весной, а результаты своих исследований представили осенью. Асбест, Нижний Тагил, Полевской и поселок Черноисточинск в Свердловской области, Кыштым, Сатка, Челябинск и поселок Сокол в Челябинской области – вот список городов, которые попали под действие метода арт-интервенции. Созданные авторами проекты образовали новые художественные маршруты по Уралу, включив в них не только проторенные дорожки, но открыв принципиально новые, неизведанные точки на карте страны.  

  Самой масштабной стала инсталляция в городе Сатка, расположенного между Уфой и Челябинском. Место удалено от крупных населенных пунктов. Оно примечательно не только тем, что в ХVIII веке стало одним из центров Пугачевского восстания, но и современной историей. Здесь, например, у местного ДК встречает скульптура «Мыслитель» Родена – и это не поделка местных мастеров, а лицензированная копия, отлитая во Франции. В городе много стрит-арта, а теперь к уже существующим объектам добавился новый – размером с 14-этажное здание. Рисунок художника из Нижнего Новгорода Андрея Оленева — груды магнезита (минерала, который добывается в Сатке) и руки человека, который среди каменных глыб сажает дерево. Работа «Рекультивация» стала самым большим стрит-арт произведением в городе, однако инсталляция другого резидента Василия Кононова-Гредина превзошла по размерам многие крупные произведения на планете. Работа «Сад камней» молодого кировского художника заняла заброшенный карьер длиной 1500 метров, который постепенно заполняется водой. Автор установил там 250 круглых экранов из полированной стали, которые становятся зеркалом места и по-разному – то преломляя его, то приближая, то удаляя детали пейзажа – отражают. Посмотреть на арт-карьер уже потянулись люди из соседних городов и деревень, правда, попасть туда можно только с экскурсией. Березовский карьер уже не в первый раз становится территорией искусства, в рамках одной из предыдущих резиденций на его дне алой тканью выкладывали символ бесконечности. Так что местные жители уже привыкли к арт-интервенции, а теперь туда потянулись и жители других территорий. Реакция на работу разная: кто видел в реале, восхищен масштабом и красотой, а вот фото в соцсетях вызывают полярные отзывы – от «браво» до «нет предела глупости». 

«Позор, уродство!»: как встретили на Урале гигантские арт-объекты

   Впрочем, те, кто не понял жест художника в Сатке, в меньшинстве, хейтеров по любому вопросу всегда хватает на просторах интернета. Однако другой объект, созданный резидентом 6-й Уральской биеннале Иваном Горшковым для города Кыштым, который называют «Уральской Венецией», вызвал куда более резкую дискуссию. Художник из Воронежа посвятил скульптуру «Дразнилка» тяжелому труду металлургов, стойкости и упорству рабочих, а за основу взял технологию дразнение – метод высвобождения кислорода для улучшения качества металла, когда вовремя плавки меди в печь кладут березовое бревно. Автор сделал из листового металла черную угловатую фигуру рабочего, который держит на плече белое бревно. Скульптуру установили прямо в реке Кыштымка. Монумент находится как раз напротив металлургического завода, где Горшков и узнал о методе дразнения, и близ исторического фонтана, целиком отлитого из меди. Объект получился авангардным, балансирующим на грани между фигуративным и абстрактным искусством. На сторонний взгляд кажется, что он как нельзя кстати в этом месте и отвечает заявленной теме. Однако не все местные жители остались довольны арт-объектом.

– Это позор! Уродство! – заявил «МК» прохожий, которого мы спросили его мнение о новой скульптуре. – Вот вам нравится «Черный квадрат» Малевича?

– Да.

– Ну и пожалуйста, только восхищайтесь им у себя дома!

 А вот другой отзыв: «На мой взгляд, лучше и не передать грубый, чёрный труд, обесцененный, обезличенный. Человек — функция. Не важно кто именно, всегда заменят на раз. Как будто переломанная, странно пересобранная фигура, лишь угадываемая. У меня вообще ощущение, что он тут как будто и был всегда! В этом русле реки, не сразу заметный, не сразу разглядываемый, не кричащий о себе, НЕ красивый и нарядный Герой, а обычный работяга скромно выполняющий ежедневный тяжёлый труд».  

«Позор, уродство!»: как встретили на Урале гигантские арт-объекты

Выставка арт-резидентов в Пышме

В городе Асбест появился еще один интригующий резидентский объект, который сейчас выставляется в местном Доме культуры, но скоро будет перемещен на территорию санатория. «Памятник неизвестному гражданину» построил Бехзад Хосрави Нури, родившийся в Тегеране, а ныне живущий в Стокгольме. Его работа связана с историей города, к которой причастен известный скульптор Эрнст Неизвестный, чье искусство в 60-е годы вызвало жаркие дебаты – Хрущев назвал его «дегенеративным». После окончания Суриковского училища, к молодому скульптору обратилось руководство Управления лагеря немецких военнопленных города Асбеста с просьбой сделать скульптуры для нового дворца культуры. В итоге около Дом культуры появились скульптуры двух муз – искусства и науки, выполненные в довольно классической для советского времени манере. Шведский художник обыграл эту историю в своей работе, связав ее с личными детскими воспоминаниями о цикле югославских мультфильмов студии Zagreb Animation School про изобретателя профессора Бальтазара, который в одной из серий строит арт-объект. Сквозь мультфильм просачивается общемировая ситуация холодной войны, поясняет автор. Таким образом Бехзад связывает макро- и микро-история. Представленный арт-объект, однако, получился на грани, в том смысле, что это с одной стороны детская площадка, которой нельзя пользоваться по назначению, с другой стороны – скульптура без скульптуры, своего рода пьедестал, на котором нет главного героя… Впрочем, здесь публика с интересом и без сомнений приняла лаконичную, но идейную работу зарубежного автора, хотя кто знает, что будет, когда она переместится на территорию санаторию. 

Одно очевидно – современное искусство внедряется в самые отдаленные уголки России и вызывает разную, но очень живую реакцию. Иной раз покруче, чем вокруг «Большой глины №4» Урса Фишера в столице. Но даже в глубинке все происходит по такому же сценарию, как в Москве: скандал рождает интерес, делает место знаковых, уникальным и придает новые смыслы пространству. Интеллектуальная публика, которая собралась на открытие выставки в Пышме, где представили видео-документацию всех девяти арт-резиденций, осталась в восторге от увиденного. Ибо никогда прежде столь мощной арт-интервенции на Урале не было. А там, где в прошлые годы уже успели оставить свои следы современные художники, их творения уже приняли и полюбили, как, очевидно, полюбят и новые.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *