Ренат Акчурин: «Я помню руки матери»

Знаю Рената Сулеймановича много лет: сделано с ним немало актуальных интервью, написано множество аналитических статей, непосредственно в нашей редакции маэстро в ходе прямых линий отвечал на вопросы читателей «МК». Академик РАН Ренат Акчурин — личность известная, и не только в нашей стране. Но в глазах рядовых граждан — «это хирург, который оперировал Ельцина»… Хотя легендарный кардиохирург со своей командой провел тысячи операций, работая только в «НМИЦ кардиологии» Минздрава России, в котором служит уже 30 лет.

«Чувствую себя совершенно нормально»

— Как чувствует себя без преувеличения самый известный в мире российский кардиохирург накануне своего юбилея? Надеюсь, как всегда, бодр и работоспособен, судя по тому, как трудно было вам найти свободное «окно» для «МК».

— Чувствую себя совершенно нормально. В таких случаях говорят: соответственно пережитому возрасту. Я действительно очень занят и очень доволен своей работой.

— Расскажите нашим читателям хотя бы о том, что особенно вам запомнилось из детства…

— Хорошо помню наш маленький дворик (всего 15–20 квадратных метров) в Андижане. Это город с тысячелетней историей. В нем нашли свое пристанище многие известные люди, сосланные в разные годы, в том числе и во время репрессий. Там была культурная публика. Например, князь Трубецкой был сослан в Андижан и зарабатывал на жизнь игрой на фортепиано в ресторане. Князя расстреляли, потому что он — бывший царский генерал. А его сын, я его лично знал, учился в школе, был отличником. После школы он пошел на войну, воевал до 1943 года, был ранен и попал в плен. Из плена бежал, попал к французам и сражался бок о бок с ними до конца Второй мировой войны. Получил французский орден Почетного легиона. Вернулся домой, но его посадили. Позже был реабилитирован.

После этого он с отличием окончил мединститут, стал профессором-физиологом и работал в кардиоцентре. Вот это действительно был великий русский человек. Помню его до сих пор.

— Интересное воспоминание…

«А по утрам меня будила горлица»

— Из детства помнится также, как я ночами спал на улице на кровати. Летом в Андижане очень жарко, и все спят на улице. Мама накрывала кровать марлевой занавеской против москитов. А утром меня будила горлица, которая пела прямо над моей головой. Это было рано-рано, на восходе солнца. И помню руки матери, которая меня гладила, когда я болел и мне было плохо. Не помню ни лекарств, ни врачей, но очень хорошо помню руки матери. И как она сидела рядом со мной. Очень хорошо помню свою первую учительницу по фамилии Никольская. Она тоже была из сосланных. Совершенно потрясающий педагог: со своими учениками с 1-го по 4-й класс разговаривали на «вы». И была очень строга в оценках.

— После такого рассказа о горлице вы должны были бы стать музыкантом или поэтом. Но выбрали медицину. Тяжелым был выбор?

— Тяжелым было время, когда я не хотел ходить в музыкальную школу, куда меня определила мама и где преподавание сводилось к тупому заучиванию гамм. С грехом пополам я сдал экзамен по фортепиано и решил: больше никогда не прикоснусь к этому инструменту. Но когда учился в мединституте, меня пригласили в студенческий оркестр. В это время заболел пианист, и мне предложили заменить его. Получилось.

— А кто вас сориентировал на профессию врача? Сами часто болели?

— Это трудно объяснять. Да, я часто болел ангинами, и ко мне приходила внимательная докторша. А сориентировал, возможно, известный кардиохирург Николай Амосов, а может, Айзек Азимов, написавший сборник научно-фантастических рассказов «Я, робот». В то время меня интересовали принципы взаимодействия робота и человека. Я просто бредил этим. Но больше, скорее всего, повлиял Амосов. По образованию он не только хирург, но и кибернетик, долго занимался этой наукой. Я подумал: «Значит, и я смогу». Но так сложилась жизнь, что после окончания института я пришел в сосудистую хирургию. Понял, что это очень интересно. Своим учителем считаю профессора Крылова, его фотография висит в моем кабинете.

Позже меня отправили на два месяца на учебу в США.

— Там и познакомились с кардиохирургом Дебейки, которого потом пригласили в Москву, когда вам поручили делать операцию на сердце Ельцина?

— Да, в Америке я познакомился с выдающимся врачом-хирургом Майклом Дебейки. Он старше меня. Вторую мировую войну он закончил в чине полковника медицинской службы, был главным хирургом в армии США. И в то время он очень тепло относился к России, принял меня хорошо. В американской клинике я понял, как важно в медицине четко следовать стандартам. Вернувшись в Россию, мы тоже начали внедрять в практику протоколы и добиваться хороших результатов.

Ренат Акчурин: "Я помню руки матери"

Р.С. Акчурин с семьей.

«С Наташей прожили 49 лет»

— Можете что-то рассказать о своей семье? Я знаю, что у вас есть сын и четверо внуков. Члены вашей семьи помогали вам по жизни?

— У меня прекрасная жена — Наталья Акчурина. Я с ней познакомился на пути в Перу, когда мы летели туда оказывать помощь пострадавшим от землетрясения. Она тоже была студенткой, только другого вуза. Мы познакомились и с тех пор не расставались. Было нам по 23 года, пятый курс. Так что с Наташей мы прожили уже 49 лет. У нас два сына. Старший Максим — предприниматель. Но и прекрасный отец, намного лучше меня как отца. Я все время проводил в клинике, к сожалению. Оба моих сына развивались и росли под присмотром Наташи.

Младший сын Андрюша окончил Московскую международную школу бизнеса и работал менеджером в банке. К сожалению, что-то с ним случилось, то ли в личной жизни, то ли еще по какой-то причине, но он рано ушел из жизни. Он был прекрасным парнем, толковым, взвешенным. Великолепным человеком, всегда и всем приходил на помощь. Свою семью не успел завести, к сожалению. Я до сих пор мучаюсь, задаю себе вопросы, но не нахожу ответа. В первое время просто сходил с ума. Он будет всегда в нашем сердце, помним о нем каждый день.

— Спасают внуки от старшего сына? Насколько мне известно, их у вас четверо. На них-то у вас хватает времени?

— Очень мало, но всегда общаюсь с ними с удовольствием. Трое мальчиков (12, 19 и 20 лет) и одна девочка 11 лет. Все любимые и хорошие. Очень интересно наблюдать за ними. Старшие мальчики совершенно разные: один — больше технарь, другой — гуманитарий, а младшие — внук и внучка — еще не определились.

— Никто не говорит, что продолжит ваше дело?

— Нет. Старший внук учится в университете на факультете управления. Мне это не очень понятно, какие-то новые профессии. А младший внук еще учится в школе, и у него есть все шансы выбрать профессию врача. Ведь и моя жена Наташа — врач, детский офтальмолог, заслуженный врач России.

— Жена ваша тоже до сих пор работает. А кто тогда вечером горячую свежую котлетку вам подает?

— А у нас консенсус: кто раньше пришел, тот и подаст горячую котлетку. Я умею готовить все.

— Даже борщ?

— Даже борщ, но я его ни разу в жизни не варил. А суп могу любой и котлеты могу запросто приготовить. Но лучше всего у меня получается плов. Научила этому моя мама. Она блестяще готовила плов.

— Ренат Сулейманович, вы — в прекрасной физической форме. Раскроете секреты?

— Никаких секретов нет. Просто люблю движение. Просыпаюсь всегда рано, в шесть утра, и могу прогуливаться на улице час-полтора. Правда, это удается не каждый день. И даже если бываю в командировке, выбираюсь на улицу и хожу.

МЕЖДУ ТЕМ

 

В понедельник, 29 марта 2021 года, Президент России Владимир Путин подписал Указ «О награждении государственными наградами», в котором наградил орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени кардиохирурга, академика РАН Рената Сулеймановича Акчурина — «за большой вклад в развитие здравоохранения и многолетнюю добросовестную работу».

 

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *