С футболом сборных беда: он все больше теряет смысл и требует реформ

В ноябре каждый третий матч сборных в европейской зоне завершился разгромом, причем в большинстве случаев — с разницей в пять и более мячей. Такие игры не имеют турнирной ценности, но перегружают и без того насыщенный календарь и увеличивают риски травм у ведущих игроков. Автор «МК-Спорт» разбирается, насколько серьезна эта проблема и есть ли способы ее решить. 

С футболом сборных беда: он все больше теряет смысл и требует реформ

Сборная Германии (в белом) обыграла Лихтенштейн со счетом 9:0. Фото: Darius Simka/www.imago-images.de/globallookpress.com

Сколько матчей отбора ЧМ-2022 в ноябре вы посмотрели? Наверняка два с участием сборной России и что-то еще по мелочи. Например, из достойных игр были Италия – Швейцария (1:1), Испания – Швеция (1:0) да Португалия – Сербия (1:2). Здесь встречались сильные (или хотя бы крепкие) команды, ведущие борьбу за путевки в Катар. Но игр-то было в разы больше, и большинство из них не имели для зрителей никакого смысла.

Вот, например, перечень матчей, которые завершились разгромами:

Россия — Кипр — 6:0,  Армения — Македония — 0:5, Мальта — Хорватия — 1:7, Германия — Лихтенштейн — 9:0, Венгрия — Сан-Марино — 4:0, Англия — Албания — 5:0, Андорра — Польша — 1:4, Турция — Гибралтар — 6:0, Франция — Казахстан — 8:0, Уэльс — Белоруссия — 5:1, Мальта — Словакия — 0:6, Армения — Германия — 1:4, Люксембург — Ирландия — 0:3, Швейцария — Болгария — 4:0, Австрия — Молдавия — 4:1, Сан-Марино — Англия — 0:10.

За редким исключением, не только исход, но и крупный результат в этих встречах был предопределен заранее. Особенно больно было смотреть игры Германии с Лихтенштейном, Мальты с Хорватией, Франции с Казахстаном и Англии с Сан-Марино. Какую цель преследовали в УЕФА, когда сводили команды вместе? И какую пользу они принесли обеим сторонам, кроме того, что позволили топ-игрокам набить красивую статистику? В понедельник англичанин Гарри Кейн оформил покер и в списке лучших бомбардиров сборной подобрался к Уэйну Руни (48 голов против 53). Мило, конечно, но голы в таких играх просто обесценивают его достижение.

И отсюда следующая мысль. Чем отличается клубный футбол от футбола национальных сборных? Тем, что клуб надо основать, развивать, прорываться из любителей и полупрофессионалов в высшую лигу, а оттуда – в Лигу чемпионов, а сборные получают автоматическое право играть в отборочных матчах чемпионатов мира и Европы. И выходят против звезды английского футбола, одного из лучших форвардов современности почтальоны, рыболовы и сапожники. За что им такая честь?

И все лишь потому, что сборные являются представителями своих стран. А страны эти образовались в результате неких политических событий. Кто-то получил независимость от более крупных государств, кто-то ее отвоевал. Чей-то суверенитет европейские правительства признали (условного Косово), а чей-то – нет (допустим, Приднестровья или Абхазии), поэтому одни выходят на поле под своим флагом, а другие дома сидят. Но где в этой истории футбол?

УЕФА в своем стремлении охватить каждый клочок европейской земли (и не только, за что им отдельный поклон от Турции, Казахстана, Азербайджана, Израиля, Армении и так далее) и футбольных болельщиков каждого микроскопического села или острова ровняет всех под одну гребенку, отправляя в свои квалификационные турниры. Формальный повод красив – у всех должны быть равные шансы. Но это только слова. На деле Сан-Марино и Андорры никогда не будет на чемпионате мира или Европы. Во всяком случае, до тех пора, пока турниры не раздуют до 50-70 участников. А главное, в их участии там никакой нужды – футбольной, естественно, а не финансовой.

В результате у нас в 43 ноябрьских матчах (без учета тех, кто будут сыграны во вторник) зафиксированы 16 разгромных результатов. То есть абсолютное отсутствие интриги (а значит, и спортивного смысла) мы наблюдаем в каждой третьей игре. Из них более половины – девять – вообще завершились победами с разницей в пять и более мячей.

И все это на фоне перегруженного календаря и без того грандиозного обилия футбольных матчей. Вчера довелось прочесть комментарий одного коллеги о том, что ему на провал итальянцев (они уступили первую строчку Швейцарии и отправились в стыки) уже фиолетово, потому что количество футбола – запредельно, событий происходит миллион, и он так ими наелся, что на сенсацию уже даже не реагирует. Устал.

Так вот устали все. И Кейн, у которого по 60 матчей в год, и зрители, у которых их еще больше. А когда эти игры становятся откровенно проходными, хочется попросить УЕФА вернуть болельщикам потраченные на них часы жизни, а футболистам – угробленное здоровье.

Самое обидное в этой ситуации заключается в том, что у УЕФА уже есть готовый пример решения этой проблемы. Имя ему Лига наций, где создали четыре дивизиона по силе участников, а формат устроен таким образом, что в каждом матче до последнего тура все команды имеют серьезную мотивацию – если не подняться наверх, так хотя бы не вылететь вниз.

Конечно, для отборочных раундов четыре лиги – перебор. Но ничто не мешает разделить европейский футбол сборных на две неравные части: условную высшую лигу (те, кто борется за попадание на крупные турниры) и вторую лигу (можно обозвать ее Лигой претендентов – звучит презентабельно и даже как будто несет какой-то смысл).

Если бы разделение проходило прямо сейчас, по итогам завершающегося отборочного цикла, то в высший свет попали бы все, кто занял первые четыре строчки, а во вторую – все остальные. Возможности принять прямое участие в следующей квалификации лишились бы: Азербайджан, Косово, Литва, Казахстан, Белоруссия, Фареры, Молдавия, Латвия, Гибралтар, Кипр, Мальта, Андорра, Сан-Марино, Исландия и Лихтенштейн.

Без кого из них европейский футбол топ-уровня не сможет прожить ближайшие год-два? По-настоящему жалко было бы только исландских викингов, но: а) они сами виноваты, что набрали в матчах с Северной Македонией, Румынией, Арменией и Лихтенштейном всего 9 очков; б) получили бы возможность пробиться в высшую лигу в следующем отборочном цикле (как и любой из их конкурентов), для чего надо было бы оказаться сильнее других «карликов».

Право играть против лучших не может быть автоматическим (в профессиональном спорте, по крайней мере), его надо заслужить. Мы ведь не отправляем кого-то на чемпионат мира или Европы автоматом (кроме хозяев турниров, разумеется), просто по факту существования. Так и здесь. Чтобы часовщик вышел на одно поле с Килианом Мбаппе, он должен быть чуточку лучше не только других портных и полицейских внутри своего государства размером 160 квадратных километров, все население которого поместится на трибунах «Фишта», но и хотя бы таких же часовщиков и портных из других стран. Это такой минимум, для начала.

От разделения на два дивизиона выиграют все. Сегодняшние аутсайдеры получат хорошую возможность сразиться с командами сопоставимого класса, их болельщики почувствуют вкус победы, а игроки опробуют что-то новое, кроме попытки забиться в собственной штрафной. В этом будет куда больше футбола, чем то, во что они играют (и все равно безуспешно) сейчас.

Для больших сборных решаются сразу две проблемы: количество и качество матчей. Англия и Франция будут играть с командами, которые хотя бы имеют шансы дать им бой, то есть преподнесут зрелище, которое будет иметь куда больший зрительский интерес и куда лучше продаваться. При этом самих матчей станет меньше, что позволит изнывающим от безумного графика футболистам чуть больше времени уделить своему здоровью, восстановлению и тренировкам и, соответственно, показать более качественный футбол.

Плюс мотивация. Сейчас уже в середине квалификационных раундов половина участников групп теряет реальные шансы на продолжение борьбы, и дальше они потеют исключительно из любви к искусству. Зато при наличии второго дивизиона им придется выкладываться на полную до последнего тура, чтобы сохранить прописку. И тогда проходных матчей практически не останется, что, опять же, идет только на пользу – тут и зрительский интерес, и соответствующий настрой.

РЕЗУЛЬТАТ: разделение европейского института сборных на два дивизиона подарит более интересные матчи более равных и мотивированных команд при менее плотном календаре, что повышает ценность каждой игры и одновременно упрощает жизнь не только футболистам, но и ошалевшим от обилия игр зрителям. Проще говоря, ставить надо на качество, а не количество.

Проблема лишь в том, что чиновники ФИФА и УЕФА пока о подобном не задумываются — они вовсю увлечены спорами вокруг идеи проведения чемпионата мира каждые два года и слишком заинтересованы в голосах представителей «малых» футбольных держав на будущем конгрессе ФИФА, чтобы рискнуть предложить Люксембургу и Лихтенштейну остаться без матчей с Англией и Германией. 

Источник: www.sportmk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *