Сбившая детей на «Мазде» Валерия Башкирова нашла друзей в СИЗО

18-летняя студентка Валерия Башкирова, сбившая насмерть детей за рулем «Мазды» на пешеходном переходе в московском Солнцеве, две ночи провела в женском СИЗО № 6 «Печатники». Близкие переживали, что с ней там случится что-то страшное, в то время как злопыхатели писали в соцсетях, что ей создадут за решеткой ВИП-условия. Ни того, ни другого не произошло.  Валерия сидит в обычной камере, где она 22-я заключенная. 

Девушке достались верхние нары на двухъярусной кровати и книга «Смерть после бала». Про погибших детей в СИЗО ей никто не напоминает.

К слову, обращения по поводу Валерии Башкировой поступали не только от друзей, но даже от журналистов (девушка училась на журфаке, некоторые мэтры профессии предлагали взять над ней шефство). Преступление, в котором Валерию обвиняют, настолько страшное, что никто вслух его не обсуждает. Ни она сама, ни сотрудники, ни сокамерницы. Последние понимают, что она не действовала преднамеренно, так что жуткое для СИЗО слово «детоубийца» не звучит за ее спиной. 

И все же в первую ночь девушку посадили в одиночную камеру. Потом, убедившись, что угрозы ее жизни нет, перевели в общую. Валерия сидит в камере на 22 человека, все ее соседки — «первоходки», обвиняются в ненасильственных преступлениях (в основном это кражи и распространение наркотиков). Как говорят, Башкирова успела уже сдружиться с тремя заключенными, когда они разговаривают, можно даже услышать смех (но вот чей?).

Напомним, что 16 июля, проезжая на «Мазде» по улице Авиаторов, Валерия сбила проходящую по нерегулируемому пешеходному переходу семью: мать и бабушка сопровождали троих детей — девятимесячную малышку в коляске и двух мальчиков четырех и пяти лет. Мальчики скончались в больнице от травм. Башкирова первоначально пояснила, что  «сидела в телефоне», затем появилась версия о том, что ее ослепили солнечные блики. Водительский опыт девушки составлял менее года, машину ей отдала тетя.

Сперва суд отправил Валерию Башкирову под домашний арест, затем изменил меру пресечения, отправив ее в СИЗО на два месяца.

На встрече с членами ОНК Валерия плакала, но это не потому, что в камере у нее что-то не так.

— Обстановка нормальная, давления я не чувствую, — говорит она.

С девушкой уже пообщалась психолог, решено, что она будет регулярно ее навещать. Башкирова попросила вывести ее в православный храм, который расположен прямо в здании СИЗО.

Я предложила ей вести дневник, чтобы записывать туда свои переживания или сочинять рассказы. Идея девушке очень понравилась, и она тут же попросила блокнот или тетрадку.

Все необходимые вещи она уже получила в передачке. Вопроса про еду даже не поняла — видимо, пока почти ничего не ест (говорит, что похудела на 3 килограмма).

Время, проведенное в  СИЗО, лучше всего подходит для чтения. Пока библиотекарь в их камеру не приходила, но там были книги, которые  уже прочитали другие арестантки и которые не успели забрать. Валерии досталась «Смерть после бала» — это детектив, где расследуется преступление в Лондоне. В этой книге есть хорошая фраза про то, что у каждого человека, даже у тех, кто напрочь лишен воображения, существует  свой кошмар, который мучает его…

Между тем в среду, 21 июля, в «Печатниках» состоялось знаковое для женщин с детьми событие: достигнуто соглашение с мэрией, по которому все родившие в СИЗО заключенные будут получать подарочный комплект детских принадлежностей.

Хороших новостей в СИЗО № 6 несколько: на сегодняшних день никто из заключенных не голодает, никто не сидит в карцере. На момент моего визита как члена ОНК Москвы в изоляторе сопровождались всего одна несовершеннолетняя и 10 женщин с детьми (в основном это мамочки из регионов, но родившие уже в неволе). Для последних новость о том, что их фактически приравняют к рожавшим москвичкам — была сюрпризом. До сих пор минимальный набор необходимых вещей для новорожденного или присылали родственники, или изыскивал изолятор. Теперь же мамы получат абсолютно все, что нужно ребенку в первые месяцы жизни, от города. В наборе пеленки,  одежда, постельное белье, средства гигиены и даже первые игрушки. 

Плохие новости в СИЗО тоже есть — минимум у двоих заключенных онкология, которая требует срочного лечения. Выявили рак за решеткой, сообщили следователю (в обоих случаях — женщины), но под подписку не выпустили. Сейчас больные арестантки проходят долгую процедуру подготовки к медосвидетельствованию. Успеют ли выйти на свободу, чтобы начать лечение? Две арестантки не успели — скончались в этом году в больнице (одна болела редким кожным недугом, другая СПИДом). 

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика