Слив разговоров и баны: вскрылись первые серьезные проблемы Clubhouse

Все новости на карте

Не все что происходит в Clubhouse остается в Clubhouse. Сеть признала, что некоему хакеру удалось подорвать доверие к декларируемому принципу приватности этой платформы. Но сам этот принцип звучит настолько смешно, что на этом не стоит даже подробно останавливаться. Не нужно быть хакером, чтобы положить диктофон рядом с айфоном и лишний раз доказать, что все разговоры записываются.

Интереснее то, что случилось в русскоязычном сегменте Clubhouse. Там обсуждали феминизм. Обсуждали так, что сначала сеть забанила главреда журнала Esquire Сергея Минаева, а потом фем-активистку Лизу Лазерсон. То есть Минаев сказал что-то такое, что разозлило очень многих феминисток, и они начали на него жаловаться. Но потом, те, кто громче всех кричал о свободе слова, критикуя то, что Минаева забанили, отправили столько жалоб на Лазерсон, что ее тоже лишили возможности создавать комнаты. И вот одна из первых серьезных проблем Clubhouse. Там нет лайков или дизлайков — только жалобы, приводящие к бану, только хардкор. Вот что рассказала Business FM Лиза Лазерсон:

Лиза Лазерсон, фем-активистка: «Просто в этой соцсети нет другого никакого механизма отреагировать и негативно, и позитивно. Так, люди хотели бы поддержать активистку Лёлю Нордик, над которой совершенно несправедливо и некорректно насмехались мужчины, но они не могли этого сделать. Также они не могли никак дизлайкать других спикеров. И по сути единственное, что им оставалось — это зарепортить того, кто ведет себя агрессивно, чтобы просто как-то высказать свое недовольство».

Получить комментарий Сергея Минаева к моменту публикации материала Business FM не удалось. Но известно, что и его, и Лизу, и других участников той самой жаркой дискуссии в Clubhouse за это время уже разбанили. Но до сих пор не ясно, для всех ли случаев бан действует только сутки или дисквалификация может быть и дольше. Что именно нужно сделать, чтобы заслужить бан, как вернуться или попробовать защитить свое честное имя тем, у кого имя честное. И скольких все-таки людей нужно разозлить, чтобы платформа отреагировала баном — ответов на эти вопросы нет. А значит возникает другой вопрос — не станет ли это инструментом давления на неугодных кому-либо пользователей Clubhouse? Говорит сооснователь сервиса для комьюнити-менеджмента в Telegram Combot Федор Скуратов:

Федор Скуратов, сооснователь сервиса для комьюнити-менеджмента в Telegram Combot: «В Clubhouse нет главного, что есть в большинстве социальных приложений и за что обычно выдают бан, — там нет спама. То есть для большинства других платформ действует простое правило „не спамьте“: не отправляйте непрошеных сообщений, не пишите в личку ста незнакомым людям, не ходите по чатам и не пишите везде одно и тоже. А в Clubhouse этого нет, там только пользовательские жалобы. На что будут жаловаться другие пользователи, ума не приложу. И более того, наверное, эта политика банов, которая сейчас есть в Clubhouse, будет пересмотрена довольно быстро. Потому что это называется абьюзонеустойчивый, то есть легко используемый во вред механизм».

Первым громко забаненым пользователем русскоязычного Clubhouse стал телеведущий Владимир Соловьев. Впрочем, бан на сутки, как показывает практика — это далеко не всегда плохо. Так, у того же Сергея Минаева до скандала (по состоянию на 18 февраля) в Clubhouse было 54 тысячи подписчиков. О феминизме он поговорило 20 числа. К вечеру 23 февраля на Минаева в Clubhouse подписались уже около 106 тысяч человек.

Источник: news.rambler.ru