Спортсменки бежали из Афганистана: кто и как помог осуществиться мечте

Аэропорты Афганистана переполнены людьми, мечтающими покинуть страну после того, как власть перешла в руки «Талибана» (запрещен в РФ). Сотням из них недавно удалось осуществить мечту – команда единомышленников на протяжении двух недель помогла женской сборной Афганистана по футболу и другим спортсменам бежать от талибов. «МК-Спорт» расскажет про невероятную историю спасения.

Спортсменки бежали из Афганистана: кто и как помог осуществиться мечте

Женская сборная Афганистана по футболу

«МК-Спорт» уже рассказывал истории спортсменок Афганистана, которые остались без Олимпиады и Паралимпиады, а также без смысла жизни после того, как власть в стране перешла в руки талибов. Напомним, 13 августа боевики радикального движения «Талибан» вошли в Кабул и объявили о контроле над всей территорией Афганистана. После этого в стране началась безумная паника – тысячи людей пытались бежать, некоторые попытки закончились трагедией.

При побеге из Афганистана погиб бывший футболист юниорской сборной Заки Анвари. Он зацепился за шасси самолета и скончался от недостатка кислорода. Тело спортсмена опознали спустя несколько дней по частям.

О том, как тяжело спортсменам, особенно женщинам, находиться в Афганистане рассказывала экс-капитан женской футбольной сборной Халида Попал, которая с 2016 года проживает в Дании:

«Я получаю от них сообщения, от тех, кто в Афганистане. Они плачут, они брошены, заперты дома и беззащитны. Они присылают видео, где говорят шепотом, потому что с улицы их могут услышать. Мы призывали их бороться, раскрыть свои лица, а теперь просим спрятаться и удалить фотографии из социальных сетей. Как же это больно».

Теперь же женской сборной Афганистана нечего беспокоиться. Группа целеустремленных людей на протяжении двух недель пыталась помочь спортсменкам выбраться из плена. И у них получилось…

«Мы работали, как пять пальцев в кулаке. У всех разные роли. Мы собрались вместе, чтобы нанести сильный удар», — говорит все та же Попал, но уже с другим настроением. Экс-капитан сборной Афганистана радуется тому, что небольшой команде людей удалось выполнить миссию по эвакуации 100-200 афганских спортсменов и ряда лиц, связанных с ними, из международного аэропорта Кабула.

В течение двух недель этот кулак неустанно работал — круглосуточно и во многих часовых поясах, отслеживая в режиме реального времени перемещения талибов и военного персонала на местах, чтобы осуществить то, что казалось совершенно невозможным: доставить команду футболисток, спортсменов-подростков и членов их семей в аэропорт и на самолеты.

В день прихода талибов генеральный секретарь FIFApro Йонас Бэр-Хоффман связался с Попал, которая отвечала на тревожные и отчаянные звонки своих бывших товарищей по команде и призывала их сжигать футболки и скрывать доказательства того, что они играли в футбол. Вскоре после этого он подключил к делу юриста Кэти Крейг и главного тренера женской сборной Афганистана Келли Линдси. Команда из четырех человек приступила к работе…

«Многие из спортсменок действительно были в панике. Одна из них сказала: «Я взяла пистолет брата и сижу перед окном, смотрю на улицу, не сплю. Когда талибы постучат в мою дверь, я выстрелю себе в голову, потому что предпочитаю покончить с собой, чем быть пойманной».

Команда Баера-Хоффмана провела первую стратегическую встречу 16 августа: «Мы думали, что у нас есть от 24 до 48 часов, поэтому с этого момента мы работали изо всех сил», — говорит Линдси.

Время стало ключевым моментом для команды: «Мы понятия не имели, как все изменится, поэтому решили относиться к каждым 24 часам так, как будто это последние 24 часа», — говорит Крейг.

«Благодаря Халиде Попал мы смогли получить информацию на раннем этапе об определенных игроках, которые являются очень, очень активными борцами по защите прав женщин, которых легко отследить и которые особенно подвержены риску. Во многих случаях традиционные группировки в их районах, даже до того, как талибы отвоевали Кабул, действительно выступали против них. На этом этапе мы знали, что информация, включая местоположение отдельных лиц, будет передана. Затем мы получили конкретное подтверждение того, что талибы стучали в их двери».

Футболисткам приходилось прятаться, пока команда спасителей работала у себя на местах. Бэр-Хоффман, Линдси, Крейг и Попал начали наблюдение. Крейг прочесывала группы по правам человека и равенству женщин и даже связалась с бывшими военнослужащими, против которого она когда-то выступала в зале суда. Бэр-Хоффманн подключил все возможные каналы связи через FIFApro. Все они следили за объявлениями правительств, которые эвакуировали не только своих граждан из Афганистана.

США, Канада, Бельгия, Германия, Великобритания и Австралия – стали возможными странами-спасителями женской сборной Афганистана. На них ориентировалась команда, пытаясь внести имена спортсменок в как можно больше списков для эвакуации.

Как только список был составлен, команде пришлось добираться до высшего военного и правительственного персонала. «Это была довольно сложная моральная рефлексия, но в нашем списке, вероятно, были одни из самых рискованных женщин в стране. В 2011 или 2012 году им приходилось тренироваться на военной базе, а там произошел взрыв в то самое время, когда они должны были играть в футбол. После этого они никогда не тренировались в стране, даже до того, как талибы пришли к власти, потому что это было опасно. Они никогда не играли ни один из своих домашних матчей в стране.

Это не для всех очевидно, но они стали символом сопротивления традиционным ценностям, поддерживаемым талибами, поэтому Халиде Попал пришлось бежать из страны», — объясняет Крейг. «Затем, конечно, последовало дело о сексуальном насилии со стороны президента Федерации футбола Афганистана в 2018 году. Эти дела привели к изменениям в афганской системе уголовного правосудия и изменениям в общественном дискурсе. Женщины, которых ранее обвиняли в изнасиловании, говорили «подождите секунду», потому что футболисткам было что сказать. Так что они были помечены как женщины во многих отношениях. Теперь, конечно, эти изменения спорны, достигнутый прогресс был упущен, потому что талибы вернулись».

Спасти футболисток стало делом жизни для Крейг. Поэтому первым важным поворотным моментом стал контакт команды с Австралией, которая также работала по эвакуации афганцев. Бывший олимпийский чемпион и юрист по правам человека Никки Драйден, которую знал Крейг, и директор по правам человека Элисон Баттиссон пополнили команду спасителей. К ним прибавился и бывший футболист Крейг Фостер, который возглавлял кампанию по спасению бахрейнского футболиста Хакима аль-Араиби. Через другого бывшего олимпийца и члена австралийского парламента Зали Стеггалла они смогли получить визы для спортсменок Афганистана.

Баттиссон подал несколько иммиграционных исков, и Стеггалл предоставил сопроводительное письмо. «Идея заключалась в том, что, когда они подходили к воротам аэропорта, они показывали письмо Зали, а затем у нас было письмо FIFApro и письмо от FIFA», — объясняет Крейг. «Тогда игроки могли бы использовать их, чтобы показать, что они законно подвергаются риску, но мы не знали, сработает ли это».

Игроки отправились в аэропорт с документами, засунутыми в нижнее белье, яркими шарфами, которые при необходимости можно было использовать в качестве импровизированных флагов, а их деньги были разделены и спрятаны в разных местах. Им сказали: «Если талибы спросят вас на контрольно-пропускном пункте, что вы делаете, скажите, что ваш муж внутри, и вы очень, очень беспокоитесь, и он очень, очень рассердится. Если вы не войдете, паникуйте из-за того, что ваш муж рассердится на вас», — говорит Линдси.

Пройдя через контрольно-пропускные пункты, попытка проникнуть внутрь стала ключевой. Хейли Картер, бывший морской пехотинец США, которая дважды побывала в Ираке и была помощником тренера Линдси в женской сборной Афганистана, говорит, что «Халида Попал хорошо описывает это, когда говорит о пяти пальцах, которые сошлись в ударе.

У каждого в нашей команде была своя роль, которую он должен был сыграть. Я решаю проблемы в группе. Кейли – позитивный человек, дипломат, а Халида помогает управлять игроками».

Картер связалась с бывшими военными для помощи. Она говорит: «Сейчас так много ветеранов разговаривают о том, что происходит на земле, в реальном времени. Мы смогли обмениваться информацией в режиме реального времени друг с другом. Я знала, где находятся контрольно-пропускные пункты талибов, у меня были все координаты, которую я могла передать команде».

Лучшее время для прохождения контрольно-пропускных пунктов талибов было в 3-4 часа ночи, но там были тысячи людей, пытавшихся убежать из страны. То же самое было и с воротами по периметру аэропорта. В конце концов они нашли трех ключевых людей: австралийца, британца и американца в аэропорту, которые оказали свою помощь.

Линдси объясняет: «Мы не спали всю ночь, посылая сообщения игрокам, в которых говорилось: «Охрана сменится через час, британцы будут на земле, вот контакт, нажимайте! У тебя есть один час, чтобы добраться до главного!»

Крейг говорит Линдси: «Я не знаю, как ты это пережила, потому что это меня очень расстраивает. Сообщения типа: «Тренер, помоги нам, помоги нам». А мы такие: «Тебе просто нужно поднажать. Возьми своего самого сильного защитника и самого быстрого вингера, вам просто нужно выйти вперед». Их избивали, избивали плетьми, а талибы были там с электрическими щипцами для скота. И мы сказали им: «Вы должны попасть на фронт, вы должны идти вперед». Я помню, как вы сказали им: «Вы гребаные чемпионы. Вы не должны сдаваться!» И в итоге они смогли…

«Время от времени кто-то на контрольном пункте говорил: «Нет, бумаги недостаточно хороши», и мы созванивались со всеми, и мы продолжали говорить игрокам: «Не уходите, защищайте себя, продолжайте спорить, продолжайте говорить, продолжайте бороться – оставайтесь на месте».

Попал продолжает: «Некоторым нашим игрокам было 16, 17, 18 лет. Некоторые провели три ночи за пределами аэропорта в руках талибов. Некоторые застряли на контрольно-пропускных пунктах. Они были напуганы. Они подростки. Их избивали пистолетами и хлыстами по голове – некоторые из них были ранены. В некоторых из них стреляли талибы. Им повезло.

Я бы сказала им, если была рядом: «Послушайте, несмотря ни на что, мы не оставим наших людей позади. Мы не оставим наши тела позади. Мы сделаем все возможное, чтобы остаться единой командой». В то время мне было плевать на футбол, но я говорила им: «Это футбольный матч. Мы в Лиге чемпионов, мы в финале, мы собираемся выиграть. Для нас наш трофей — добраться до ворот».

Во время побега случилась и вдохновляющая история. Картер рассказывает: «Одной футболистке удалось пройти, но ее брат и сестра застряли снаружи на два дня. Мы так усердно работали, используя селфи того, как они выглядели, подавали сигнал, убеждали, что у нас есть копия их паспортов. Мы почти отказались от идеи спасти их. Примерно за пять минут до того, как наш рейс вылетел 23 августа, один из наших контактов в аэропорту позвонил, увидев кого-то из этих двух детей. И вытащил их за ворота. Нам удалось забрать их в течение пяти минут перед тем, как самолет взлетел.

Конечно, их не было в списке, поэтому нам немедленно пришлось начать работу над заявками на визу для них. Их посадили на ближайший рейс в Дубай. Примерно через 24 часа футболистка увидела, как они идут ей навстречу в Дубае. Она не могла в это поверить».

Ранним утром 23 августа в этом самолете, направлявшемся в Австралию с остановкой в Дубае, находилось 77 человек.

Правила въезда в страну постоянно менялись: внезапно ожидающей визы стало недостаточно, и ее пришлось утвердить, внезапно несопровождаемым несовершеннолетним потребовалось согласие родителей, несмотря на то, что некоторые потеряли и папу, и маму. «Это было просто постоянно: вы видели препятствие, новое препятствие, видели препятствие, новое препятствие, но мы просто продолжали идти», — говорит Крейг.

Становилось все труднее и труднее вытаскивать людей из Афганистана, когда произошел первый взрыв смертника, маршрут пересох, и в прошлый четверг они получили известие, что ворота были заварены.

Команда помогла женщинам-футболисткам, паралимпийцам, мастерам боевых искусств, судьям, женщине, работающей в области травм от сексуального насилия, журналистам, которые сообщали о женском футболе, учителям в министерстве образования и членам семей некоторых из них.

Источник: www.sportmk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *