«Тогда я поняла, что он засранец»: правда об отце сестер Уильямс, которую не покажут в кино

Про отца Винус и Серены сняли кино. История Ричарда Уильямса, по словам любящих дочерей, должна в этой ленте быть рассказана честно и реалистично. Папа теннисисток, которого в женском Туре ненавидели примерно все, в исполнении Уилла Смита должен предстать своеобразным, но искренне любящим отцом, который все сделал для успеха своих детей. Правда, далеко не всех детей. А может быть, далеко не все. Или не совсем для детей. Загадочная история семьи Уильямс — в материале «МК-Спорт».

«Тогда я поняла, что он засранец»: правда об отце сестер Уильямс, которую не покажут в кино

Ричард Уильямс и Серена после победы на Уимблдоне-2012. Фото: imago sportfotodienst/Global Look Press

История Винус и Серены — голливудская, и она неотделима от истории их отца — Ричарда Уильямса. Человека, не просто сделавшего дочерей настоящим явлением женского тенниса, а придумавшего и воплотившего в жизнь проект «Сестры Уильямс».

До Голливуда она, наконец, добралась, и стараниями Уилла Смита мы увидим на экранах упертого темнокожего парня, который готов прошибить лбом любую стену, но добиться успеха для своих девочек.

В процессе раскрутки фильма реальные герои раздали множество интервью, и первый тренер (после папы, конечно) девочек Рик Маччи в одном из них поведал, что однажды Ричард ему сказал: «Мои дети не просто будут на вершине, они еще заработают столько денег, что не будут знать, что с ними делать. О моих дочках снимут фильм, и обо мне снимут фильм, и назовут его «Король Ричард».

Это было в 1991 году. Спустя 30 лет «Король Ричард» выходит на экраны. Уилл Смит с удовольствием рассказывает, как буквально влюбился в мистера Уильямса, когда увидел интервью 14-летней Винус, во время которого ее папа услышал попытки журналиста подорвать уверенность юной теннисистки в себе и буквально ворвался в кадр с громогласной, пространной и довольно грубой отповедью. «Меня восхитила эта готовность защищать дочь», — сказал Смит на пресс-конференции, посвященной предпремьерному показу.

«Тогда я поняла, что он засранец»: правда об отце сестер Уильямс, которую не покажут в кино

Уилл Смит в роли Ричарда Уильямса. Фото: Overbrook Entertainment/Keystone Press Agency/Global Look Press

Только некоторые методы его воспитания заставят шевелиться волосы на головах представителей нового поколения родителей, читающих книги о детской психологии и считающих, что ментальное и физическое насилие ничем друг от друга не отличаются.

Какой же он на самом деле, этот странный Ричард Уильямс?

«Были так голодны, что ели тухлое мясо»

Его называли сумасшедшим, считали грубым и неотесанным. Его ненавидели в женском Туре за то, что «слишком часто открывает свой большой рот». Именно так сказала Мартина Хингис году эдак в 99-м, когда Ричард решил, что швейцарке не место в финале US Open, и играть там должны обе его дочери. Словесная война могла дойти до абсурда, потому что еще на тот момент юная Серена тоже вдруг высказалась и объяснила слова Хингис недостатком образования. Но вмешались представители Тура, посчитавшие, что таким грубым перепалкам не место в элитарном виде спорта. Поэтому на одной из пресс-конференций теннисистка подарила Уильямсу футболку с надписью «Ричарду от Мартины». «Да хранит тебя Бог», — публично поставил точку в войне папа будущих чемпионок.

Впрочем, условия, в которых рос мальчик, — нищета, безнаказанный расизм и насилие — могли бы стать оправданием тому, откуда у мужчины взялись такой характер и такие ценности: «Мир теперь может видеть во мне известного человека, который управляет своей судьбой, но никто не знает, насколько мои ранние годы определили меня как ребенка, а затем как мужа и отца». Ричард Уильямс так описывает свое детство в книге «Черное и белое: как я это вижу».

«В детстве я очень рано начал работать. Мы едва сводили концы с концами, но выжили. Я охотился на лягушек, чтобы их съесть, ловил рыбу, стрелял в кроликов и крал цыплят, чтобы прокормиться. Однажды я купил на рынке мясо и нашел в нем личинок. Но мы были так голодны, что я не смог заставить себя выбросить его. И такое было не один раз, когда мы ели тухлое мясо».

В восемь лет Ричард начал воровать, и приходил в восторг от того, что совершает преступление против белых. В 12 лет на заднем дворе посадил огород и стал продавать выращенные продукты, «а то, что не мог вырастить, воровал у белых».

Юный Уильямс видел, как его приятель, посмевший воровать у одного их белых соседей, входящих в местный «Ку-клус-клан», висел с отрубленными руками на заборе. В назидание.

В книге Ричард гордо рассказывает, как переодевшись в облачение «клановца» подкрался к двум членам организации, курившим и выпивавшим на скамейке, и отдубасил их палкой до полусмерти. И тут же покинул Шривпорт, штат Луизиана, перебравшись в Чикаго.

«Всегда ненавидел свою фамилию»

В том, что маленькому мальчику пришлось добывать еду, воровать и чувствовать себя беззащитным, Уильямс винит отца. «Сколько себя помню, я ненавидел свою фамилию. Она всегда напоминала мне о человеке, который бросил меня, оскорбил мою мать и тем самым отбросил меня далеко от стартовой линии в жизненной гонке. В детстве я изо всех сил пытался понять, почему отец не любил меня. Даже сейчас эти вопросы остаются».

Ричард вспоминает, как его, совсем ребенка, поймали трое белых мужчин и начали избивать. А в это время в окружавшей драку толпе стоял его папа и просто наблюдал, как его сын пытается выжить. «А когда эти мужчины оглянулись в поиске другого темнокожего, чтобы переключить свой гнев на него, отец просто убежал».

Интересно, что спустя годы Ричард Уильямс уйдет от первой жены с шестью детьми (один ребенок был у Бетти Джонсон от прежних отношений) к Орасин Прайс, маме Винус и Серены. А еще через много лет его дочь Сабрина в интервью The Sun расскажет, как папа пообещал купить ей велосипед, вышел из дома и никогда больше не возвращался.

«У меня было два детства, — говорит Сабрина, — до восьми лет и после. То, что до восьми, было счастливым. У нас был папа, и мы ни в чем не нуждались. Я думала, что я — папина любимица, и он любил меня до смерти. А потом он ушел, и, оказалось, что на столе не всегда бывает еда. Не было одежды и обуви, наступила бедность, и жизнь пошла под откос. Он никогда не платил алиментов, и мама надрывалась, чтобы обеспечить шестерых детей. От постоянно стресса она стала очень агрессивной».

С тех пор Сабрина видела отца раза два. Однажды она нашла его через родственников и попросила тысячу долларов на колледж. «Он сказал, что может дать только в долг. И тогда я поняла, что он засранец».

Проект «Сестры Уильямс»

О деньгах он говорил часто. Причем, проект «Сестры Уильямс» был задуман именно из-за денег и еще до рождения девочек. Именно так гласит легенда, которую рассказывает и он сам, и Серена в своей автобиографии.

У Ричарда и Орасин сначала не было общих детей, только три дочери Прайс от первого брака. Но однажды Уильямс увидел по телевизору, как румынская теннисистка Вирджиния Рузичи получает 30 тысяч долларов за победу на «Ролан Гаррос». За несколько дней работы 30 тысяч долларов?! Папа Уильямс тут же решил, что у них с Орасин будут дети и они станут заниматься теннисом. И хотя жена не собиралась больше рожать детей, он «прятал ее противозачаточные таблетки и умасливал романтическими ужинами».

Когда Серена и Винус уже станут всемирно известными теннисистками, их родители начнут юридическую войну за заработанные ими 200 млн долларов в рамках бракоразводного процесса. Причем, Орсин будет обвинять Ричарда в том, что он угрожал ей пневматическим оружием и избивал.

А когда он снова женится, теперь на почти ровеснице своих дочерей, Лакише, то после развода будет обвинять 38-летнюю мать своего сына Дилана в том, что она подделала его подпись и незаконно переписала на себя его дом во Флориде, из которого он ее выгнал вместе с ребенком.

«Тогда я поняла, что он засранец»: правда об отце сестер Уильямс, которую не покажут в кино

Ричард и его третья жена Лакиша. Фото: JB Autissier/ZUMAPRESS.com/Global Look Press

«Мои дети, и мне решать, как их воспитывать»

Проблема психологического насилия и жестокости в воспитании юных чемпионов в последнее время поднимается все чаще. Сторонники идеи, что «спортивных успехов без жестокости не бывает», и их противники никак не могут найти баланс. Но когда жесткий тренер — собственный отец, то про него снимают героический байопик и вводят в Зал славы американского тенниса.

Когда Серена и Винус уже готовы были начать свой звездный путь к мировой вершине, их отец взял всю семью и переехал в калифорнийский Комптон, один из самых криминально опасных городков США. Обставлялось все так, словно там жилье дешевле. Гораздо позже Ричард Уильямс рассказал, что так нужно было для воспитания боевого характера будущих чемпионок. Мол, только в таком гетто могли выковаться стальные сердца и характеры для достижения поставленных папой целей. Это было частью того самого знаменитого 80-страничного плана по выращиванию звезд мирового тенниса, который по легенде Ричард написал сразу после шока от больших призовых Вирджинии Рузичи.

«Прямо из Комптона»! — орал песню ганста-рэп-группы N.W.A папаша Уильямс, выпрыгивая с трибун прямо к кортам, когда Винус в 2000 году выиграла свой первый Уимблдон. Он действительно гордится тем, как верно все рассчитал.

Помимо того, что девочкам приходилось адаптироваться к опасностям криминального города, отец искусственно создавал им экстремальные моральные условия. Например, нанимал толпу детей из соседней школы, чтобы они приходили на корт и выкрикивали сестрам грязные оскорбления. Так они должны были научиться не реагировать на негатив, ведь «чтобы добиться успеха нужно быть готовым к неожиданностям».

Это убеждение идет вразрез с историей, приключившейся на турнире в Индиан-Уэллсе в начале нулевых. А началось все со слов Елены Дементьевой, которая проиграла Винус Уильямс в четвертьфинале, а потом на пресс-конференции якобы пошутила, что исход полуфинала, в котором должны были встретиться сестры, решит их отец. И когда Винус снялась из-за травмы, зрители, заподозрившие семью в договорных матчах, встретили Ричарда и старшую его дочь на трибунах оглушительным свистом.

В этом свисте мистеру Уильямсу послышались, правда, еще и постоянно повторяющееся слово «ниггер» и другие расистские оскорбления. Объявил, что Индиан-Уэллс опозорил Америку, и его дочери больше десяти лет игнорировали этот крупный турнир. Почему-то установка не реагировать на негатив на этот раз не сработала.

«Всегда считал, что должен критиковать детей, чтобы из них что-то получилось, и они стремились к прогрессу. Однажды даже ко мне подошли люди и потребовали, чтобы я перестал кричать на Винус. Я попросил их не лезть не в свое дело, ведь это мои дети, и мне решать, как их воспитывать», — все это Уильямс-старший не раз рассказывал сам в своих интервью.

«Тогда я поняла, что он засранец»: правда об отце сестер Уильямс, которую не покажут в кино

«Это вечеринка Винус, и больше никто не приглашен». Фото: via www.imago-images.de/www.imago-images.de/Global Look Press

«На тренировках мы с Сереной практически не разговариваем. Такие вот странные отношения. Мы с ней мало общаемся. То же самое — с Винус. Я не верю, что тренерские беседы могут многое дать, потому что, когда игроки выходят на корт, они должны думать за себя сами. Если я что-то говорю дочерям, то это преимущественно происходит вне корта и длится не более пяти минут. Не верю в силу разговоров».

«Донор спермы»

Бесстрашны до высокомерия. Такими словами описывал сестер Уильямс Sport Illustrated в 1999 году. Возможно, такими сделал их тот самый 80-страничный план Ричарда. Но так ли это, мы никогда не узнаем.

Серена и Винус продюсировали фильм об отце, и на предпремьерном показе младшая Уильямс даже растрогалась до слез. Они неустанно демонстрируют бесконечную любовь к родителю и благодарность.

«То, что отец сделал для нас с Сереной, невозможно описать словами. Всегда буду перед ним в долгу», — это Винус.

«Этот фильм действительно о моем отце и о том, как он буквально изменил игру, он революционный человек, и я люблю его до смерти», — это тоже Винус.

«Он всегда думает на другом уровне. Даже сейчас он всегда думает на пять шагов вперед. Не было бы Винус и Серены, если бы не Ричард», — это уже Серена.

https://www.instagram.com/p/Bm_JcJqFcWe/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

Но есть у мистера Уильямса еще один любящий ребенок — внебрачный сын Чавойта ЛеСан. Он пишет про отца — лучшего друга и источника мудрости, ведет его дела и рассказывает в социальных сетях о чудесных совместных путешествиях.

https://www.instagram.com/p/CRLxgsnrCvc/?utm_source=ig_embed&utm_campaign=loading

 В том самом вышеупомянутом интервью, самая старшая законнорожденная дочь Ричарда Сабрина называет папу «донором спермы» и говорит, что детей у него не меньше девятнадцати по всей Америке.

Но удивительно, как стараются донести мысль о «хорошем любящем отце» все те, кто знает Уильямса и кто говорит о нем.

«Никто не идеален. Но я точно знаю, что он любил этих девочек и уделял им время. Ричард Уильямс и Орасин Прайс уделяли этим детям время, и их постоянная работа заключалась в том, чтобы у этих детей была лучшая жизнь», — режиссер «Короля Ричарда» Рейнальдо Маркус Грин.

«Никто не был в кругу этой семьи в течение четырех лет, как я, и я говорю, что это один из самых замечательных отцов, которых я когда-либо встречал», — давний тренер Серены и Винус Рик Маччи.

В 1999 году тогдашний агент семьи и юрисконсульт Кевин Дэвис сказал: «В его безумии есть свой метод. Все, что он говорит, очень хорошо продумано и нацелено на определенный результат. В девяноста девяти случаях из 100 он получает этот результат. Никогда не недооценивайте Ричарда».

И когда в тот самый момент на Уильямса уже ополчились в Туре, Линдсей Девенпорт раскусила старика: «Все, что говорит Ричард, просчитано заранее. Он делает это специально, чтобы попасть в газеты, создать ажиотаж. И чтобы сплотить Винус и Серену, привить им чувство, что это они вдвоем против всех остальных».

Все по плану, по тому самому плану.

Сейчас Уильямсу 79 лет, он перенес несколько инсультов и с трудом говорит. В некоторые СМИ просачивалась информация, что он к тому же страдает деменцией. И больше не похож на того грозного ментального великана, выраставшего рядом с кортами.

«Большинство людей ничего обо мне не знает. Просто потому, что я всегда говорю так, словно я — дурак. Предпочитаю, чтобы все думали, что я действительно глуп» (Ричард Уильямс, Sport Illustrated, 1999).

Источник: www.sportmk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *