У обнаруженной в Карском море атомной подлодки оказалось пугающее прошлое

Сегодня много шума наделала информация, что на дне Карского моря обнаружен реакторный отсек советской атомной подводной лодки К-19. «Девятнадцатая» стала настоящей «страшилкой». Ведь за годы ее боевой службы с этой субмариной случилось несколько серьезных ЧП. Даже после своего «увольнения» из состава флота этот корабль, вернее его останки, продолжают пугать гипотетической возможностью всяких неприятностей. Об опасности такой находки рассказал специалист-атомщик.

У обнаруженной в Карском море атомной подлодки оказалось пугающее прошлое

Фото: US Navy.

Карское море во времена СССР было превращено в настоящую свалку радиоактивного «мусора». По информации, опубликованной международными экологическими объединениями, там на дне лежат около 17 тысяч контейнеров с радиоактивными отходами, более полутора десятков отработавших свое ядерных реакторов в подводных лодок, а также пять списанных старых АПЛ, которые когда-то затопили — чтобы меньше возни было! — целиком.

Все это «богатство» приходится периодически проверять на предмет отсутствия реальной радиологической угрозы. Вот и сейчас в Карском море проводится экспедиция по «инспектированию» затопленных радиоактивных объектов. Группа специалистов из подразделений МЧС России и ученые из Института океанологии РАН отправилась туда на судне «Академик Мстислав Келдыш» и приступила к обследованию «железа», покоящегося на дне, с помощью телеуправляемого робота «Фалькон».

В Facebook появилось сообщение руководителя Государственного центрального аэромобильного отряда «Центроспас» Министерства по чрезвычайным ситуациям Евгения Линейцева о том, что «Академик Мстислав Келдыш» встал на якорь перед входом в залив Амбросиева, где, согласно плану, нужно провести работы по поиску затопленного контейнера с атомным реактором подводной лодки К-19 и его обследованию.

В результате уже выполненной гидролокационной съемки данный объект удалось обнаружить. Далее предстоит при помощи оборудования, установленного на «Фальконе», осуществить его визуальный осмотр, а также взять пробы морских подводных растений и провести спектральный анализ, — это позволит определить, представляет ли в настоящее время этот затопленный фрагмент старой субмарины радиационную опасность.

В каком виде подвергали «погребению» реакторы подлодок и представляют ли эти их останки угрозу для экологии? Ответы на эти вопросы удалось получить в разговоре с ветераном-ядерщиком, доктором наук Анатолием Чечуровым, который в прошлом руководил подразделением Курчатовского института, занимавшимся вопросами безопасности и надежности атомных установок на кораблях.

— При утилизации отслужившей свое атомной подводной лодки отработанное топливо из ее реактора (или реакторов), как правило, выгружалось. Его отправляли в специальное хранилище или в могильник. Сам отсек с энергетической установкой вырезали из корпуса лодки. В прежние времена такие фрагменты переправляли в отдаленные участки морской акватории, где глубина достаточно большая – сотни метров, и там отправляли на дно.

Позднее у нас в стране приняли более строгие и правильные с точки зрения безопасности для окружающей среды нормативы по утилизации реакторных отсеков. От списанной АПЛ отрезают целый блок – реакторный и два примыкающих к нему отсека. Такой цилиндр надежно герметизируют с торцов и отправляют получившийся огромный «тубус» длиной около 12-15 метров в специально созданное хранилище-отстойник. У нас подобные хранилища есть для Северного флота — в губе Сайда на Кольском полуострове, а также для Тихоокеанского — в бухте Павловского. Там «тубусы» хранятся либо в специально подготовленных траншеях на суше, либо на пришвартованных к берегу площадках-понтонах в ожидании своей окончательной утилизации.

Что касается вырезанных и затопленных в море реакторных отсеков, то определить в каждом конкретном случае, насколько опасен с точки зрения возникновения радиации данный подводный объект, можно, лишь на основании периодически проводимых проверок.

— Велика ли вероятность того, что реакторный отсек К-19 представляет реальную опасность?

— Все зависит от того, был ли он в свое время затоплен вместе с находящимся внутри отработанным ядерным топливом, или содержимое активной зоны предварительно выгрузили. В последнем случае – если затопили пустой реактор, угрозы того, что он сможет когда-то начать «фонить», нет. Но вот в первом варианте такой «обрубок» подводной лодки, конечно, таит в себе серьезную опасность, это, по сути, «мина замедленного действия».

— Насколько распространена была в советские времена такая, прямо скажем, безответственная практика?

— К сожалению, случаи затопления реакторных отсеков списанных АПЛ вместе с содержимым активных зон, не единичны. Но вся эта информация находится под грифом «секретно». Чтобы ответить про конкретную ситуацию с отсеком К-19, нужно поднимать документы, хранящиеся в архивах у наших моряков.

 К-19 стала первым советским атомным ракетоносцем. Этот подводный крейсер вступил в строй летом 1960-го и находился в составе ВМФ вплоть до весны 1990-го.

За ее 30-летнюю биографию «девятнадцатая» несколько раз оказывалась на волосок от гибели. Причем каждое такое ЧП могло бы повлечь за собой на только потерю самого корабля, но и самую настоящую атомную катастрофу. Среди моряков этот ракетоносец из-за часто случавшихся на нем аварий заслужил скверную репутацию и даже получил прозвище «Хиросима».

Еще при спуске лодки на воду случилось событие, которое, по мнению суеверных моряков, предрекало новому подводному крейсеру неприятности в будущем.

Одним из обязательных элементов такой церемонии является «ритуальное» разбивание о борт корабля бутылки с шампанским. Так вот, по воспоминаниям очевидцев, в случае с К-19 бутылка почему-то не разбилась. В этом некоторые усмотрели дурное предзнаменование.

Увы, «бутылочная» примета сработала.

Еще во время первого боевого похода на «девятнадцатой» произошла серьезная авария с разгерметизацией реактора. В результате несколько членов экипажа погибли, а вся подлодка оказалась в зоне радиоактивного загрязнения.  

После дезактивации, основательного ремонта и модернизации К-19 вновь вступила в строй. Однако ее продолжали преследовать несчастья. 15 ноября 1969 года во время выполнения очередного задания в акватории Баренцева моря АПЛ, находясь в подводном положении, столкнулась с американской субмариной. Пострадавших среди экипажа на сей раз не было, но корабль получил серьезные повреждения в носовой части. Тогда советским морякам удалось все-таки благополучно довести свою «раненую» лодку до базы.

Серьезное ЧП с большими человеческими жертвами случились в феврале 1972 года. Во время очередного морского похода на К-19 вспыхнул пожар. Как выяснилось потом, причиной стал лопнувший трубопровод рулевого управления. Вытекшее из него масло попало на раскаленную часть одного из электроприборов и вспыхнуло. Огонь быстро охватил этот отсек, перекинулся по системе вентиляции в соседний… Аварийную лодку, которая подала сигнал бедствия, подоспевшие спасательные суда с большим трудом, при штормовой погоде все же довели до базы. Но в результате пожара погибло почти 30 офицеров и матросов-подводников.

После этого несчастья К-19 в очередной раз отремонтировали, вернули в строй действующих боевых кораблей Северного флота. Лишь в 1979 году она по решению командования была переведена в состав вспомогательных кораблей, и еще более десяти лет после этого использовалась в качестве лодки связи. 

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *