Угон за границу секретного истребителя: вскрылись новые подробности

45 лет назад руководство СССР получило «оплеуху» — одну из самых звонких за всю историю Страны Советов. Военный летчик Виктор Беленко перелетел на новейшем сверхсекретном истребителе МиГ-25 в Японию, а вслед за тем попросил политического убежища в США. В истории с перебежчиком до сих пор есть белые пятна. Бывший шеф-пилот ОКБ «МиГ», проведя свое расследование, пришел к выводу, что угон, вероятно, совершил «лже-Беленко», заранее подготовленный и внедренный иностранный агент.

Угон за границу секретного истребителя: вскрылись новые подробности

Сентябрь 1976 г. МиГ-25 Беленко на летном поле аэродрома в Японии.

Это был обычный тренировочный вылет для отработки учебного задания. Ранним утром 6 сентября 1976 года пара истребителей-перехватчиков МиГ-25П из состава 530-го авиационного полка 11-й отдельной армии ПВО поднялась в воздух с аэродрома Чугуевка в Приморье. Но уже через 10 минут самолет ведомого — старшего лейтенанта Беленко — исчез с экранов радаров, сам он перестал отвечать на запросы диспетчера. Как выяснилось потом, это не была авиационная катастрофа. Летчик машины с бортовым номером 31 намеренно отстал от головного истребителя, после чего резко ушел вниз и, ведя истребитель в 30 метрах над водой, двинулся в сторону Японии.

Летящий фактически на бреющем МиГ не могли обнаружить ни советские, ни японские радары. Беленко удалось без особых проблем углубиться в воздушное пространство соседнего государства, однако из-за того, что в баках его МиГа топливо подходило к концу, старлею пришлось садиться на ближайшем аэродроме Хакодате, расположенном на острове Хоккайдо.

Воздушная одиссея Виктора Беленко длилась около часа. А в 9.15 о перебежчике из СССР уже сообщило японское радио. Так весь мир узнал, что благодаря летчику-предателю в руки противников Советского Союза попал новейший боевой самолет русских, который в натовской классификации получил название «Летучая лисица». Почти сразу после перелета на Хоккайдо Беленко попросил политического убежища в США, и уже через 3 дня американцы вывезли его в Штаты.

Угон за границу секретного истребителя: вскрылись новые подробности

Удостоверение личности В.Беленко.

Миллиардный ущерб

История с побегом Беленко заинтересовала меня еще более 20 лет назад, когда о ней появились первые публикации. Однажды судьба подтолкнула к тому, чтобы заняться этой темой. По заданию редакции брал интервью у Героя Советского Союза, заслуженного летчика-испытателя СССР Валерия Меницкого. В ходе разговора известный ас, много лет проработавший шеф-пилотом «микояновского» ОКБ, упомянул об инциденте с Беленко. Услышанная информация очень отличалась от того, что доводилось до этого читать.

Ответить на все мои вопросы о том происшествии Меницкий не успел: для такого сверхпланового разговора у него в тот день не было времени. Договорились о новой встрече, однако она по просьбе Валерия Евгеньевича все откладывалось, откладывалось… А через некоторое время — как обухом по голове: появились некрологи в связи со смертью замечательного летчика.

Угон за границу секретного истребителя: вскрылись новые подробности

Валерий Меницкий.

В результате статья про угон МиГ-25 в Японию надолго застряла в чернильнице. Вернуться к этой истории побудила подоспевшая сейчас круглая дата того инцидента.

«Это был у нас первый за послевоенную историю случай перелета к иностранцам на боевом самолете, — пояснял Валерий Евгеньевич. — Для России поступок Беленко обернулся очень серьезными потерями. Японцы передали МиГ-25 американцам, а те его разобрали буквально по винтику, пытаясь докопаться до всех секретов.

Два месяца спустя истребитель вернули СССР. Но для этого пришлось потратить немало усилий. Направляли Японии дипломатические ноты, состоялись переговоры на уровне министров иностранных дел, туда выехала специальная делегация, в составе которой был зам. генерального конструктора МиГа Лев Шенгелая… В конце концов японцы все-таки согласились возвратить самолет законным владельцам — наверняка заручившись предварительно разрешением американцев на такой шаг. При этом нахалы-штатовцы даже не попытались скрыть, что основательно препарировали попавшую в их руки боевую машину: они передали нам МиГ в виде «конструктора» — отдельных фрагментов, деталей, узлов, упакованных в несколько больших ящиков.

Наши специалисты провели тщательную проверку и выяснили, что практически с каждой детали американцами были взяты микропробы для определения состава и характеристик конструкционных материалов.

Кроме новейшего советского перехватчика и той информации, которая содержалась в его бортовом оборудовании, перебежчик выдал иностранцам еще много других ценных сведений. Натовцам стала известна наша система опознавания «свой—чужой», применявшаяся не только на самолетах, но и на кораблях. Американцы выявили также некоторые уязвимые моменты, связанные с устройством МиГ-25.

Из-за этого советским специалистам пришлось в спешном порядке переделывать многие системы и приборы для «двадцать пятого», внедрять новую, более совершенную систему распознавания, дешифратор… По имеющимся у меня данным, общий ущерб, который нанес Советскому Союзу летчик, угнавший самолет в Японию и потом активно сотрудничавший с американцами, оценили тогда у нас в 2,5 миллиарда долларов.

Теперь о самом Беленко. В период, когда я работал в ОКБ Микояна, будучи шеф-пилотом, довелось встречаться с людьми, имевшими непосредственное отношение к расследованию обстоятельств «беленковского» инцидента. От них узнал удивительные вещи, которые заставляют совсем иначе трактовать поступок этого человека и подвергнуть сомнению официальную версию о том, что это простой перебежчик, которому оказались чужды советская идеология и образ жизни…»

«Никогда не ездил домой»

Из материалов, хранившихся в личном деле офицера, известно, что после окончания школы в маленьком сибирском городке Беленко уехал в Омск и там поступил в техникум, а позднее получил направление в Армавирское военное авиационное училище. Окончив учебный курс в 1971 году, он попал в Ставропольское высшее военное авиационное училище, где служил летчиком-инструктором. В 1975-м Беленко перевели — причем по его собственному желанию — в боевую часть. Так он оказался в 530-м истребительном авиаполку ПВО, дислоцировавшемся на Дальнем Востоке, и стал летать на перехватчике МиГ-25П.

При проведении следствия после инцидента с Беленко удалось выяснить, что у него могли иметься причины быть недовольным своим служебным положением и перспективами дальнейшей офицерской карьеры. По словам сослуживцев, их коллега очень переживал в связи с возникшей задержкой присвоения ему очередного воинского звания «капитан». Кроме того, при переводе в авиаполк Беленко обещали, что его вскоре назначат начальником штаба эскадрильи, однако и эти посулы неделя за неделей оставались нереализованными. А ведь должность начштаба давала возможность честолюбивому офицеру пробовать поступить в академию.

В том числе и на основании таких сведений следователи пришли к выводу, что Беленко совершил побег, руководствуясь меркантильными соображениями. Понадеялся, что в благодарность за «подарок» — секретный советский истребитель — американцы обеспечат ему куда более благополучную жизнь.

Однако, как довелось услышать от В.Меницкого, за этой общей информацией, которую можно найти в открытой печати, скрываются «мелочи», заставляющие взглянуть на Беленко и его биографию под иным углом.

Вот, например, какая обнаружилась странность. С того самого времени, как 17-летний Витя Беленко уехал из отцовского дома в Омск, родные его больше никогда не видели. К этому добавляется еще одна «закавыка»: при проведении расследований не удалось найти ни одной детской, школьной фотографии парня. В результате невозможно оказалось с высокой достоверностью идентифицировать личность перебежчика — тот ли он на самом деле человек, за которого себя выдавал.

Между тем близкие родственники на предъявленных им фотографиях старлея Беленко узнавали его весьма приблизительно: «Вроде наш Витя, вроде похож…» А еще они сообщили, что на протяжении всех лет после отъезда Виктора общение с ним поддерживали лишь при помощи писем, да и то очень редких. Правда, родителям регулярно приходили денежные переводы от сына, но ни фото, ни описаний жизни своей он к ним не прилагал.

«Обращаю ваше внимание на этот момент, — подчеркнул Меницкий. — Из курсантских доходов практически невозможно выкроить свободные средства. Конечно, в училище парни на полном казенном довольствии, но и суммы, ими получаемые для личного распоряжения, очень невелики. Помнится, в то время курсант-первокурсник получал 8 рублей в месяц, учащийся второго курса — 10 рублей… А Беленко ухитрялся как-то выкраивать деньги для отправки родным. Спрашивается, он жестко экономил на всем для себя или у него были некие дополнительные доходы?..

К этому можно добавить еще один факт, лишь усугубляющий противоречия. Впоследствии некоторые из прежних однокашников Виктора по Армавирскому училищу признавались, что замечали: материальное положение курсанта Беленко вполне благополучное. Сам он на сей счет говорил, что якобы получает денежные переводы из дома».

При расспросах товарищей Беленко по учебе и военной службе всплыли и другие странности.

Валерий Меницкий: «Летчики — бывшие курсанты, учившиеся вместе с Беленко, — вспомнили, что он каждый год, отправляясь на каникулы, совершал одну и ту же странную процедуру. Приезжал в тот пункт, который был им указан в отпускном предписании как место нахождения на отдыхе, делал там в соответствующих инстанциях отметку о прибытии и после этого тайком отправлялся на Север — в городок Нарьян-Мар. Его однокашники узнали об этом случайно: Беленко проговорился одному из них.

Обычно он избегал участия в разговорах курсантов после возвращения с каникул — кто где отдыхал. А тут вдруг упомянул про Нарьян-Мар. Товарищ поинтересовался: «Зачем ты туда ездил?» — «У меня там девушка…» Однако впоследствии с этой беленковской избранницей как-то все заглохло. Больше он никогда о ней не говорил. Так что вопрос напрашивается сам собой: а была ли девушка, или Беленко ездил в северный город с какой-то иной целью?»

По мнению Меницкого, все эти факты складываются в единую картину, если допустить, что Беленко еще с молодых лет оказался «под колпаком» у западных спецслужб: «Возможно, его «обработали» как раз при переезде в Омск. Но еще более логичной, на мой взгляд, выглядит версия не о вербовке, а о подмене. Вместо настоящего Виктора Беленко поступил в летное училище, а после служил в военной авиации некий подставной персонаж — агент иностранной разведки, которая в этом случае разработала и успешно осуществила «долгоиграющую» шпионскую партию. В пользу такого предположения говорят сведения, полученные после инцидента с перелетом в Японию от офицеров, служивших вместе с Беленко. Многие из этих летчиков вдруг спохватились, что он выглядел явно старше того возраста, который был указан в анкетных данных. Что же касается настоящего Виктора Беленко, то его судьба в таком случае оказывается абсолютно неизвестной».

Многие факты, о которых рассказали люди, знавшие Беленко в годы его армейской службы, подтверждают предположение, что он заранее тщательно собирал «багаж» секретных данных, которые могли заинтересовать западные спецслужбы. Причем такое его поведение вызывало у коллег-летчиков лишь недоумение, и только позднее, после побега старшего лейтенанта через Японию в США, стали понятны его действия и странности в поведении.

Валерий Меницкий: «Чтобы после перевода из Ставропольского училища в боевую часть Беленко мог пилотировать современные «миговские» перехватчики, командование направило его в 1975-м на авиабазу Саваслейка, где расположен Центр подготовки авиационного персонала. Там старший лейтенант осваивал управление МиГ-25.

Спросите любого летчика, и он подтвердит, какое занудное дело изучение материальной части самолета. Обычно слушатели с облегчением вздыхают, когда экзамен по матчасти остается позади. Но Беленко вел себя иначе. Мало того что он тщательнейшим образом разобрался во всей «начинке» МиГ-25, на котором предстояло летать, так взялся еще штудировать инструкции по другим самолетам, стоявшим тогда на вооружении, — Су-15, Як-28… Причем старался делать это незаметно для других слушателей.

Дежурный библиотекарь без лишних вопросов выдавал ему материалы по эксплуатации самолетов, полагая, что имеет дело с очень любознательным слушателем курсов переподготовки, который хочет максимально повысить свой профессиональный уровень и стать летчиком-универсалом».

Гибель двойника

Для начальства Виктор Беленко выглядел до поры до времени чуть ли не образцом советского офицера. За несколько лет службы он проявил себя как летчик с самой лучшей стороны, кроме того, вступил в члены КПСС…

Впрочем, по информации, услышанной от Валерия Меницкого, с навыками управления новейшим МиГ-25П у перебежчика все-таки оказалось не все в ажуре.

«До своего воздушного побега Беленко лишь пять раз самостоятельно пилотировал такой самолет. А шестой полет наделал шума — и в переносном смысле (разразился грандиозный международный скандал!), и в прямом.

Наш «ас» не слишком аккуратно приземлился у японцев. Возможно, по планам иностранных спецслужб, разрабатывавших эту операцию с угоном МиГа, он должен был приземлиться на другом аэродроме, но нехватка горючего заставила садиться на Хакодате. А ВПП там оказалась коротковата для такого истребителя. Беленко пришлось применять экстренное торможение, в результате у его самолета взорвалось одно из колес шасси.

Когда МиГ остановился, Беленко вылез из кабины и, демонстративно вытащив табельный пистолет, на английском (как выяснилось при расследовании, старлей активно учил этот язык в свободное время) предупредил сбежавшихся служащих аэродрома, чтобы они не приближались к самолету, поскольку он является собственностью Соединенных Штатов.

Американцы действительно очень скоро там появились и взяли истребитель под свою «опеку». Японцы не возражали. Беленко также оказался окружен американским вниманием. Похоже, все заранее было согласовано…»

В СССР попытались придать этой истории не столь скандальный вид. Мол, наш летчик сбился с курса и совершил вынужденную посадку на территории Японии, а там его незаконно удерживают от возвращения на родину.

Советское посольство в Токио добилось, чтобы его сотрудникам было разрешено встретиться с Беленко. Судя по той официальной информации, которую читал Меницкий, «заблудившегося» советского офицера к ним вывели, держа под руки, два человека. Сам Беленко при этом якобы имел «неадекватный» вид и говорил бессвязно, как будто его напичкали наркотиками.

«На самом деле все было иначе, — пояснил Валерий Евгеньевич. — Мне довелось общаться с маршалом авиации Евгением Савицким, который возглавлял комиссию по расследованию данного инцидента. Он рассказывал, что Беленко вел себя на той встрече с советскими дипломатами как человек «в своем уме». Он с самого начала заявил: «Помощи от представителей СССР мне не нужно. Все, что я совершил, — сделал совершенно осознанно».

Беленко уже через считаные дни переправили в Штаты. Там на протяжении нескольких месяцев шли его допросы, тестирования, поскольку этот летчик располагал очень большим объемом интересующей западные разведслужбы информации.

«Бывший советский офицер получил от своих новых «хозяев» 500 000 долларов «подъемных», — уточнил Меницкий. — Кроме того, они позаботились о безопасности перебежчика. И эти меры оказались не напрасными.

Насколько мне известно, советские органы предприняли попытку ликвидировать Беленко. Было организовано покушение, замаскированное под автомобильную аварию: машину, в которой ехал предатель, «случайно» протаранил грузовик. Однако потом выяснилось, что убить Беленко не удалось. В подстроенной автокатастрофе погиб замаскированный под него двойник…»

В благодарность за свои «услуги» Беленко получил не только деньги, но и весьма тепленькое место работы.

«По моим сведениям, этот человек поступил работать в отдел одной из крупных американских фирм — то ли «Хьюз», то ли «Вестингауз»… — упомянул Меницкий в конце нашего разговора. — Однажды, когда я был в Америке в командировке, ко мне обратились какие-то люди с предложением организовать встречу с Беленко. Но я отказался: не видел смысла говорить о чем-то с предателем».

■ ■ ■

В СССР Беленко был заочно приговорен к расстрелу. Сам предатель, никоим образом не пострадавший от такого судебного вердикта, воспользовался свалившейся на него популярностью и спустя некоторое время подготовил свои мемуары. Они вышли в США отдельной книгой.

Достоверных сведений о последующей судьбе этого человека обнаружить не удалось. По некоторым данным, он скончался от инфаркта в 2006 году.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *