В Общественной палате горячо поспорили из-за проекта федерального закона о культуре

29 декабря в Общественной палате состоялось онлайн-обсуждение (а если пользоваться терминологией ОП — то «нулевое чтение») изменений в российское законодательство о культуре и федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ». Эти изменения призваны вписать в правовую реальность креативные индустрии — новую отрасль, возникшую на стыке интеллектуальной деятельности и бизнеса. Спикерами на обсуждении выступили ректор ГИТИСа, первый замглавы комиссии по вопросам культуры Общественной палаты Григорий Заславский, представитель Министерства культуры Александр Кубышкин, гендиректор Государственного центрального музея современной истории Ирина Великанова и другие эксперты и участники отрасли «творческого производства».

В Общественной палате горячо поспорили из-за проекта федерального закона о культуре

Фото: oprf.ru

Собственно, они пытались понять, что же это такое — «креативные индустрии», «креативное предпринимательство» — и нужно ли государству «рулить» и в этой сфере.

Завершая календарный год и следуя графику законотворческой активности, Минкульт разработал коррективы в вышеуказанные законы — и решил не вслепую их принять, а учесть мнение заинтересованных лиц. Тем более, что делать что-то нужно, раз в других странах доля креативных индустрий может занимать до 14% ВВП. Но не в России — по крайней мере пока.

И здесь господин Заславский сразу подчеркнул, что в отношении креативных индустрий ошибочно использовать количественные показатели:

— Мы говорим: в Москве 1 млн 100 тысяч заняты в креативной индустрии. Это много или мало? Это не автозавод — креативные индустрии. И это — огромное количество.

В качестве иллюстрации к этому тезису Григорий Анатольевич подчеркнул, что из стен ГИТИСа за полвека вышли пять московский театров, и многие из тех, кто приезжает в столицу, делают это ради посещения, к примеру, Театра Табакова или Геликон-оперы.

«Как посчитать здесь выгоду? Это почти невозможно», — сетует Заславский.

Противоположного мнения придерживается директор «Universal University»Екатерина Черкес-заде. Культурное ведомство она достаточно жестко раскритиковала. Мол, креативные индустрии существовали до 2021 года — их «обнаружение» пару лет назад никак не способствовало развитию. И то, что власть предлагает — это не поддержка, а попытка заменить креативный сектор его аналогом, контролируемым государством. К разработке изменений, как утверждает Черкес-заде, не были привлечены игровой сектор, фэшн и другие. «Министерство культуры должно заниматься тем, в чем оно разбирается», — настаивает эксперт, ссылаясь на опыт Москвы, где агентство креативных индустрий действует при департаменте предпринимательства.

То есть одни в словосочетании, еще не до конца осмысленном, на первый план выдвигают слово «креативные», а другие «индустрии».

А если суммировать все встречные предложения, то получится, что к креативным индустриям хотят относить НКО и культурные стартапы как НКО, не менее актуальным оказывается создание агентства на стыке ИТ, культуры, образования и бизнеса. А в идеале стране нужен особый и отдельный закон о КИ, а не переделывание существующих.

Остальное из сказанного было невозможно понять без переводчика с «чиновничьего» языка на «человеческий», далее цитата:

— Поддержка креативных индустрий — это стремление не только усилить локальную или глобальную экономику, но и стремление усилить развитие человеческого капитала и локальной идентичности через производство конкурентоспособных культурных продуктов.

О чем речь идет — в целом догадаться можно. Но разве не в таком словесном мусоре речей и лозунгов завяз и утонул СССР?

Источник: www.mk.ru