Вел ли Cергей Михалков дневник

Сергей Михалков — недавний классик отечественной литературы — был виртуознейший, неисчерпаемый собеседник. В просторной квартире на Поварской, под окнами которой теперь расположился средь уютных деревьев дворового сквера памятник автору «Дяди Степы» и советского гимна, я слушал рассказы о встречах со Сталиным и Брежневым, об интригах в Союзе писателей (размещавшемся неподалеку, только дорогу перейти до так называемого Дома Ростовых), о красивых женщинах, в которых повествователь знал толк.

Издатель, печатавший мои книги, собрался выпустить сборник, посвященный ясновидящей Ванге, и обратился ко мне: «Нет ли среди твоих знаменитых знакомых кого-либо, кто с ней встречался?»

Я сразу вспомнил поразившее меня свидетельство Сергея Михалкова. Позвонил ему, он коротко сказал: «Приезжай».

По какой-то причине сам Сергей Владимирович не захотел водить перышком по бумаге и продиктовал идеально выверенный, готовый к публикации, но заметно приглаженный и причесанный сравнительно с тем, что я некогда слышал от него, отрывок большого, написанного его рукой текста. Перед ним лежала толстая тетрадь, распахнутая на нужной странице. Та беспомарочная диктовка и объемистая тетрадь навели на мысль: существует дневник (возможно, фиксировавший пережитое для себя лично, а не для обнародования). Эти мемуары, если они сохранились, могут сделаться прелюбопытнейшим документом эпохи.

Привожу воспоминание Сергея Михалкова с небольшими лакунами: некоторые моменты, о которых он обмолвился (случайно или лукаво и намеренно — в расчете на то, что я о них не забуду?), повествователь просил не предавать огласке. Итак:

«Вот что я записал 22 августа 1979 года.

Уже несколько дней нахожусь под впечатлением от посещения Ванги — ясновидящей из города Петрич. Имя ее известно всей Болгарии и за ее пределами. Удивительная, трудно объяснимая способность заглядывать в прошлое, видеть настоящее и будущее человека — уникальное явление! Способность эта проявилась у Ванги в 1941 году, когда она во время грозы была поднята над землей вихрем и ослеплена молнией.

В настоящее время Ванга на государственном обеспечении, получает зарплату научного сотрудника. Перечень посетителей регламентирован и находится на специальном учете. К ее помощи прибегают правоохранительные органы, ибо она может не только указать местонахождение того или иного человека, но даже предсказать, что в такой-то день и в такой-то час в определенном месте будет осуществлен переход границы. Ряд видных зарубежных писателей, американцы Джон Чивер и Уильям Сароян, итальянец Джон Альберти и наш русский классик Леонид Леонов были приняты Вангой. Их потрясли ее провидения.

Мне неоднократно довелось бывать в Болгарии, где я и познакомился с ясновидящей Вангой. В один из моих приездов в Болгарию, беседуя с Тодором Живковым, я упомянул о моей предстоящей встрече с Вангой.

— Обязательно побывайте у нее! — посоветовал Живков. — Я сам не очень верил в то, что про нее рассказывают. Пока лично не убедился в удивительном даре этой слепой женщины. В беседе со мной она напомнила мне о том, что ни одна душа на свете, кроме меня, знать не могла…

Слова Живкова еще больше укрепили во мне желание поскорее увидеть Вангу. После разговора с Тодором Живковым и болгарским писателем Любомиром Левчевым я поставил перед собой цель обязательно посетить Вангу. Наша встреча состоялась. Впоследствии я посетил ее еще несколько раз. То, что мне предсказала Ванга, сбылось или сбывается.

До этого я рекомендовал сыну Андрею повидаться с Вангой, что он и сделал по пути из Москвы в Париж. Сын рассказал мне вкратце об этой встрече. Вряд ли Ванга могла знать личную жизнь моего старшего сына, а также его планы и намерения. Тем не менее она сказала ему, что он собирается в Америку, что будет звездой, если будет заниматься искусством — и ни в коем случае политикой. Она упомянула обо мне и моей жене, сказав, что у Андрея хорошие родители.

Все ее предсказания на сегодняшний день сбылись. Андрей уехал в Америку, снял несколько интересных художественных фильмов, стал известным кинорежиссером с мировым именем, занимается искусством, не занимается политикой.

В город Петрич, что на границе с Югославией, я прибыл в одиннадцать часов утра в сопровождении переводчицы Марии. Ванга была предупреждена о моем приезде и ждала меня в небольшой комнате — приемной, сидя на лежанке, накрытой ковром. Домик, в котором она живет, утопает в цветах, которые Ванга очень любит, также как любит детские игрушки и душистое мыло. Приехала с нами и ее племянница. Мать этой племянницы, родная сестра Ванги, присутствует всегда при приеме посетителей. Надо напомнить, что Ванга полностью слепа. И в то же время — видит. То, что недоступно человеческому зрению.

— Ой, этот русский будет долго жить! — воскликнула Ванга, когда я переступил порог комнаты.

(В устной версии, запомнившейся мне, слова Ванги в изложении вернувшегося из Болгарии и потрясенного пророчеством Михалкова звучали иначе: «Не бойся, от сердца не умрешь». У Михалкова в тот период побаливало сердце. — А.Я.)

Уже одно это восклицание сняло с меня напряжение, в котором я ехал к ней на столь необычное свидание.

Говорит Ванга небольшими речевыми блоками, и порою резко повышая голос.

Я слышал о том, что, принимая посетителей и входя в транс, Ванга своим внутренним зрением видит рядом с собеседником появившиеся души близких ему людей.

— Я вижу твою мать, — произнесла Ванга. — Она стоит за тобой. Она на тебя сердится за то, что ты перестал отмечать дни своего рождения. Ты должен обязательно отмечать день своего рождения, это твое счастливое число. (Я действительно два года подряд не отмечал день своего рождения.) У тебя есть сын Андрей, я говорила с ним, — продолжала Ванга. — Он хочет уехать из России в Америку. Скажи ему, чтобы он не занимался политикой.

— Он не хочет оставлять Россию, — возразил я.

— Хотят люди, которые сильнее его, — ответила Ванга.

— А кто же? — спросил я.

— Жена Андрея, — решительно сказала Ванга. — Появился Петр, — продолжала Ванга, — высокий, красивый, с большими глазами. Он умер давно. Кем он тебе доводится?

— Видимо, это мой дядя…

— Ты знал своего деда? — спросила Ванга. — Он тоже здесь. Он был военным. Подполковником… Сумасшедший… Сейчас он здоров и отдает тебе честь. (Мой дед, отец моего отца, штаб-ротмистр в отставке, умер в 1916 году, будучи душевнобольным. Он страдал черной меланхолией после смерти любимой жены.)

(Я опять вспомнил прежний, первоначальный и более экспрессивный вариант изложения Михалковым беседы с Вангой непосредственно после визита к ней: «В тот день, когда твоя бабка родила, она умерла, и твой дед сошел с ума». — А.Я.)

— У тебя два брата и сестра, — продолжала Ванга. — Один брат много страдал, перенес четыре операции, а твоя сестра здесь…

— У меня нет сестры, — возразил я.

— Я ее вижу, — настойчиво повторила Ванга.

— У меня нет сестры…

— А кто же тогда эта маленькая девочка? — раздраженно воскликнула Ванга. — Это твоя сестра!

И тут я вспомнил, что у меня действительно была сестра, которая умерла в пятилетнем возрасте.

— Вот появился еще один Петр и рядом с ним его брат. Кто они тебе?

Я не мог в ту минуту догадаться, что речь идет о двух братьях — Петре Петровиче и Максиме Петровиче Кончаловских.

— У тебя был друг по имени Стоян, он тоже пришел сюда.

— У меня не было такого друга…

— Но я его тоже вижу, — сказала Ванга.

И опять я вспомнил, что у меня был близкий друг по имени Боян.

— Как ты отличаешь живых от мертвых? — спросил я Вангу.

— Живые стоят на земле, а покойники прозрачные… И колеблются в воздухе, — объяснила Ванга. — Ты недавно был в Америке, — продолжала она, — в Нью-Йорке и в других городах. Ты живешь по разуму, опасаться тебе нечего. Деньги ты не любишь, живешь чисто. Продолжай так жить, как живешь. Ничего не меняй круто, все пойдет само по себе… Ты говорил с Брежневым, поговори еще раз.

— Это трудно, — сказал я.

— Это не имеет значения. Он с тобой будет говорить, если ты захочешь. Поговори с ним… Твой отец умер рано, он когда-нибудь торговал? (Признаться, в первые годы революции он и верно занимался торговыми делами.) Нашу землю посещают пришельцы, — продолжала Ванга. — С планеты Вамфим. Установленная на космических кораблях аппаратура первая поймает их сигналы. Но в непосредственный контакт с людьми они вступят лишь через двести лет. Чтите память Гагарина. Он там, где надо, руководит в космосе вашими космонавтами. А ты живи согласно разуму и делай людям добро…

Ванга откровенно и нелицеприятно говорила со мной, касаясь также и личных, интимных сторон моей жизни. Все, что она говорила, совпадало с действительностью. Она сказала об одной моей знакомой женщине, что у нее два имени: Грета и Наташа. Я этого не знал. Это подтвердилось. Удивительно, как могла эта слепая болгарская женщина так точно проникать в жизнь другого человека!

Впоследствии я еще три раза виделся с Вангой. Она охотно принимала меня, давала житейские советы. Мне потом говорили, что почти ни с кем она так долго не беседовала, как со мной. Все, что она мне предсказала, сбылось или сбывается.

Русский классик Леонид Максимович Леонов, бывавший у Ванги неоднократно, в беседах со мной вспоминал о ней. А Ванга, в свою очередь, всегда о нем вспоминала. Как мне рассказывал сам Леонид Леонов, она беседовала с ним о его романе, над которым он трудился сорок лет:

— Будешь жить, пока пишешь и не поставишь точку в своей книге.

Может быть, именно поэтому Леонид Максимович постоянно говорил, что работа над «Пирамидой» еще не закончена и что поэтому он ее не дает в печать. В конце концов, его уговорили… «Пирамида» была напечатана. Прошел очень короткий срок — и Леонова не стало.

И не стало Ванги из города Петрич. В ее память открыт храм. Люди с благодарностью вспоминают эту слепую ясновидящую».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *