Владимир Маркони раскрыл закулисье шоу «Я вижу твой голос»

Владимир Маркони весьма уютно чувствует себя в статусе человека, который может шутить в любых декорациях. Шоу в Интернете, федеральный канал, должность ведущего или автора, все это Владимир использовал и использует с максимальным ироничным эффектом и с пользой для себя любимого.

Шоу «Я вижу твой голос» на канале «Россия 1» вслед за «Маской» на НТВ стало еще одним российским прочтением южнокорейских телеформатов. И нужно признать, что по-азиатски специфичные оригиналы неплохо переносятся на местную почву. Для программы, которая посвящена разоблачению тех, кто не умеет петь, и высмеиванию звезд в их стремлении разгадать мошенников, Владимир Маркони как будто идеальный ведущий. Подвижный, всегда с шуткой наготове, язвительный настолько, что даже Андрей Малахов в должности звездного гостя готов потерять терпение и выдержку. «МК» обсудил с Владимиром звездную беспомощность, азиатскую внешность и шоу «Вечерний Ургант».

— Владимир, вас можно поздравить с новым проектом, а также с тем, что в вашем резюме появилась отметка «телеведущий, которого облил водой Андрей Малахов»…

— Можно также записать «и затаил кровную обиду», но месть — это блюдо, которое подают холодным и тоже сырым…

— Это была гениальная режиссура или все живьем в режиме импровизации?

— Всем нам известно: Андрей — гений рейтинга, и он знает, что добавить, чтобы зрители потом сказали: «О да — это остренько!» К тому же я в программе подначиваю наших экспертов, которые временами выглядят как люди, которые впервые столкнулись с музыкой, и это, наверное, Андрея тоже зацепило, вот он и решил подыграть. Очень приятно, что в отличие от других экспертов у Андрея в стакане была не серная кислота.

— Экспертам у вас приходится несладко, и сразу понять, кто поет, а кто прикидывается, получается редко даже у тех, кто, казалось бы, обладает стопроцентным чутьем…

— Очень приятно, что именно вы пытаетесь потопить уважаемых деятелей культуры, а не мне приходится этим заниматься. Вообще мы готовились. Долгие месяцы по всей России проводились кастинги, на которых искали интересных персонажей. Потом наши тренеры натаскивали их. Чтобы они красиво стояли и производили впечатление настоящих артистов. И наоборот, чтобы люди поющие не были похожи на артистов и могли запутать даже тех, кто в музыке очень давно. Например, Николая Фоменко или Ларису Рубальскую, которая написала все песни в мире, Максима Леонидова, Филиппа Киркорова и других звездных экспертов.

— Вам, наверное, довольно забавно наблюдать за этой экспертной агонией. Вы же, скорее всего, знаете всю закулисную сторону?

— Я специально попросил продюсеров держать меня в неведении по поводу поющих и непоющих. Так что для меня это, как и для всех, загадка. Конечно, я посмеиваюсь над происходящим в студии, потому что у меня в этом отношении нет никакой ответственности, что, согласитесь, расслабляет. Мне нужно раскачивать атмосферу, соглашаться, не соглашаться, подкалывать экспертов. И эта позиция мне очень приятна и удобна. Но клянусь: никакой информацией я не располагаю. К тому же в павильоне с помощью необычно продуманной для телевидения логистики все устроено так, что эксперты до шоу не видят персонажей, и я их тоже не вижу. Героев программы по специальным коридорчикам выводят на съемку, и они для всех сюрприз.

— Вы согласны с тем, что в художественной самодеятельности действительно множество талантов? Или возможности телевидения помогают этим людям выглядеть круче, чем они есть на самом деле?

— Телевидение — это хорошее увеличительное стекло, которое можно навести на талант и рассмотреть его. Вот присмотрелись же к одной из наших участниц, и теперь эта певица под крылышком у Сергея Шнурова в проекте «Зоя». Можно сказать, она полноценная музыкальная единица.

Владимир Маркони раскрыл закулисье шоу «Я вижу твой голос»

Андрей Малахов был звездным экспертом на одном из выпусков «Я вижу твой голос».

— «Я вижу твой голос» — уже вторая вслед за «Маской» адаптация корейских телеформатов на наших просторах. Прямо-таки удивительный интерес к корейскому взгляду на развлечения…

— Можно лишь порадоваться, что у российского телевидения интерес не к северокорейским шоу. Вот когда у нас начнут адаптировать северокорейские программы, это будет очень плохой знак. На мой взгляд, мир развлечений сейчас очень прозрачен, и интерес к этой программе, наверное, говорит о том, что мы соединены со всем миром, все-таки помимо России «I can see your voice» идет еще в двадцати странах.

— Корейский оригинал сильно отличается от местной версии?

— У них двое ведущих. Но мне сказали: «Володя, мы верим, ты сможешь за двоих». Я спросил: «Может быть, мы каким-то образом сумеем отразить это в смете?» Мне ответили: «Не наглей, малыш!» Я смотрел и американскую версию, ее, кстати, ведет известный комик азиатского происхождения. Но это не является условием южнокорейского шоу. Хотя, если бы это являлось условием, я бы тоже с удовольствием стал азиатом.

— Я недавно делал интервью с нашей телелегендой Ариной Шараповой, и она сказала, что все решительные повороты в карьере она, несмотря на свой огромный опыт, обсуждает на семейных советах. У вас есть похожая привычка?

— Конечно! Каждый раз мы собираемся, садимся за стол с моей женой Ксенией, дочерью Агнией, которой три с половиной, сыном Левой, ему полтора, и я спрашиваю детей по поводу очередного карьерного предложения. Они всегда дают очень правильный совет: «Папа, давай поедим мороженого». Разумеется, я прислушиваюсь к ним. Но вообще, так как у нас маленький еврейский бизнес и моя жена выступает еще и в качестве агента, то она имеет большое влияние. И еще я укомплектовал «жучками» квартиру Арины Шараповой, поэтому подслушиваю, какие советы даются этой телевизионной легенде, и тоже стараюсь их выполнять. Например, надеть блузку с хорошим декольте.

— Некоторое время назад вы покинули программу «Вечерний Ургант», что было обставлено в некоторых медиа как большая драма и чуть ли не скандал. Как было на самом деле?

— Ну, вы сами знаете, для чего создаются интриги и делаются продаваемые заголовки. Наверное, это была драма, но для команды «Вечернего Урганта», потому что искрометные шутки и молодецкий задор я забрал с собой. На самом деле я работал в «Вечернем Урганте» долгие годы, но потом появились другие предложения. Я парень амбициозный и хочу нее только писать шуточки для других, но и произносить их сам. При этом я с большим пиететом отношусь к команде Ивана, мы иногда переписываемся.

— Ваша жизнь на You-Tube в шоу Comment Out продолжается?

— Я понимаю, почему вы задаете такой вопрос. Вы, наверное, смотрите новости из Госдумы, но удивлю вас: Интернет по какой-то странной случайности в России еще существует. Но на всякий случай березу я ободрал, чтобы на ней можно было записывать смешные комментарии, когда Интернет у нас будет по талонам.

— Помню, когда я учился в школе, с развлекательными передачами на телевидении было, прямо скажем, негусто. Но когда их показывали, взрослые люди обязательно говорили об их ведущих что-то вроде «здоровые мужики, а какими-то глупостями занимаются». Это удивительно, но сейчас похожие замечания по-прежнему звучат. Что можете ответить людям, которые так говорят?

— Ох, давненько была у вас школа, вам, наверное, на обед тогда давали екатерининские рубли. Но я, конечно, понимаю такой посыл. Люди всегда могут найти отрицательные стороны в чем угодно, даже в развлекательных шоу. Но я бы не стал остро реагировать на такие выпады. Да, конечно, взрослые дядьки, но когда мы шутим, то и шутки тонкие и интеллигентные, высокого качества. А когда шутит молодежь с еще несформировавшимся мировоззрением, то и шутки простецкие. Я предпочитаю смеяться над чем-то сложившимся.

— Могу предположить, что с учетом всей занятости вы довольно часто освобождаете семью от вашего присутствия дома…

— Случается такое. Но есть от этого какое-то легкое биполярное расстройство. С одной стороны, жена очень рада, что ее работа агента поднимает наш общий творческий успех. С другой — она, конечно же, думает, что я мог бы побольше времени проводить с семьей. Но как только у меня есть свободное время, а минутка-другая находится, чтобы утром отвести дочь в садик, потом позаниматься с сыном, этого бывает для детей даже слишком. Так что мы живем в абсолютной гармонии. Ездим на дачу, гуляем. И если вы собирались писать детскому омбудсмену с просьбой присмотреться к нашей семье, то не нужно этого делать, пока рановато.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *