«Воду собираем с парусов»: новосибирская семья оказалась в океанской блокаде

С 2017 года уникальная семья мореплавателей Клочковых из Новосибирска с двумя детьми путешествует по морям-океанам на яхте. Они надеются, что их кругосветное плавание войдет в Книгу рекордов России: по их словам, «этого не делала ни одна семья с детьми в мире». Все шло по плану, пока семье отважных морепроходцев не понадобилось пополнить запасы воды и еды на берегу. Но из-за ковида их не приняло ни одно государство. И даже воды не передало на борт. «МК» связался с Клочковыми, и они прямо из океана рассказали о своей ситуации.

"Воду собираем с парусов": новосибирская семья оказалась в океанской блокаде

Семья Клочковых.

Семья Клочковых ведет хронику своих многочисленных путешествий на всевозможных сетевых ресурсах и Ютьюбе. Они называют себя «первым и единственным семейным экипажем с детьми», успешно сходившим «под парусом в Антарктиду, прошедшим мыс Горн, мыс Доброй Надежды, ревущие сороковые и неистовые пятидесятые широты». Команда — это капитан судна, опытный мореплаватель папа Андрей Клочков («участник и призер престижных яхтенных гонок, участник экстремальных горных походов и скоростного восхождения на пик Кинабалу»); старший помощник мама Марина («член РГО, эколог-энтузиаст»); второй помощник 19-летняя Анастасия и юнга 10-летняя Лада — «самый юный моряк, прошедший мыс Горн — самое штормовое место планеты — в возрасте 7 лет», как описывают ее родители. «В маршрут заложены 5 полностью автономных переходов продолжительностью от 25 до 55 дней. Во время экспедиции младший корабельный состав обучается морскому делу и изучает программу средней школы», — сообщает семья в своей хронике. То есть обе девочки обучались (а младшая еще обучается) на борту удаленно (в Географической школе имени апостола Андрея Первозванного).

Пандемия внесла свои неприятные изменения в планы морских путешественников, о чем семья рассказала «МК» прямо с борта яхты, через спутниковую почту. Первым, кстати, тревогу забил путешественник Оскар Конюхов (сын Федора Конюхова), который 22 ноября сообщил на своей странице: «Семья Клочковых из Новосибирска, которая идет вокруг света, уже более 70 дней находится в океане. Стартовав из Хобарта (Тасмания), они двигаются в сторону Панамского канала. Больше двух месяцев в автономном плавании. Кто-то скажет, к чему такой подвиг, а подвиг вынужденный. Их не приняли ни Новая Зеландия, ни Острова Кука, ни остров Рождества, ссылаясь на карантин и пандемию. У людей закончились вода, продукты, требуется ремонт такелажа, но островные власти это не волнует. Запрет на заход, и точка».

В эти самые дни семья на своей белоснежной яхте направляется к Французской Полинезии и надеется, что их там примут.

18 ноября Марина написала в хронике о 77-м дне «в плену у ковида в море»: «Как ни крути, а автономный поход затянулся. Пришла чума, и сегодня 11 недель самоизоляции. И вот мы с юнгой сегодня шьем маски из белого трикотажа для Полинезии. Пандемия сделала нас более терпеливыми. А в последние месяцы более одинокими».

Как сейчас обстоят дела у семьи, «МК» узнал из первых уст. Клочковы рассказали, что купили яхту 8 лет назад, в октябре 2013 года, и сразу вышли в большое плавание. За первую зиму прошли Средиземное море с запада на восток, это была тренировка перед выходом вокруг света. В ноябре 2014 года стартовали из Черногории в первую кругосветку. Во время первой кругосветки летали с Кубы домой на месяц в марте 2017 года, с тех пор дома не были. После Таити (когда за 4 года прошли половину кругосветки) повернули в Антарктиду.

"Воду собираем с парусов": новосибирская семья оказалась в океанской блокаде

— 22 ноября 2018 года мы прервали первое плавание и начали другое — экспедицию по самому сложному кругосветному маршруту: через все южные мысы планеты и Антарктиду, — рассказывает Марина. — Этого не делала ни одна семья с детьми в мире. Через 3–4 дня мы замкнем круг — пересечем свой трек в районе Таити. Сейчас мы на подходе к Французской Полинезии.

— Ситуация с водой и едой действительно критичная?

— Трудности есть, но критичных поломок и проблем, которые мешают движению, нет. Нас спасать пока не надо! Ситуация с водой: почти 2 месяца назад у нас сломался опреснитель. Вода жестко экономится, и мы стали зависимы от внешних источников. В 10-х южных широтах удавалось пополнять запасы воды, собирая дождевую воду с парусов. На 70-й день пути (в полной самоизоляции) мы запросили emergency stop в государстве Кирибати, на острове Рождества. Морским законодательством предусмотрена 3-дневная остановка в случае экстренной необходимости — для ремонта и пополнения запасов. В воде и остановке на якоре нам отказали. Нам все равно пришлось встать там на несколько часов, чтобы отремонтировать парус и такелаж. Воду просили неоднократно, буквально вот так: «Нам нужна ваша помощь, без воды мы можем не выжить». Офицеры наблюдали детей на борту, но в помощи нам было отказано…

По словам Марины, сейчас это, к сожалению, типичная ситуация. Они не первая яхта, которой в пандемию отказали в emergency stop. «У нас впритык хватало воды, чтобы дотянуть до Полинезии (около 2 недель пути). На яхте есть аварийный ручной опреснитель, потому мы ушли от атолла Рождества после их требования покинуть страну. Иначе бы остались».

— Все трудности, что мы сейчас испытываем, преодолимы, мы были готовы к закрытому на ковид океану, — говорят супруги. — Страшно то, что страх заразиться от не заразных после месяцев самоизоляции моряков подвергает их жизни опасности. Отказывают людям в помощи, нарушая и морское законодательство, и законы человечности. Странно, что все еще не придумали, как безопасно доставить воду и еду на борт (это так просто технически сделать!), — в этом мы видим основную проблему.

— А провизии вам на сколько хватит?

— Еще на 4–5 месяцев. Путь до Владивостока или Южной Кореи без остановок займет около 3 месяцев. Конечно, после 82 дней в море нужно пополнить запас свежих продуктов. Воду собираем с парусов, но дождей не так много. Необходимо встать и для ремонта, для этого мы рассматриваем малообитаемые или необитаемые острова стран Острова Кука, Тонга, если не удастся попасть туда легально. Пока яхта болтается в штилях, есть возможность выяснять условия через спутниковую почту. Судя по опыту наших предшественников, примет только Фиджи. Сейчас ситуация не критическая, мы справляемся сами, за исключением того, что все труднее изобретать новые блюда из консервов и круп, а также очень хочется на землю, особенно детям. Если ситуация будет отчаянной, обратимся за помощью к российским посольствам, чтобы получить возможность зайти в какую-то из стран по пути.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *