«Я не понимаю, чего вы еще хотите»: опубликована стенограмма допроса Джоковича

В Мельбурне завершилось рассмотрение в суде апелляции адвокатов Новака Джоковича на решение правительства Австралии аннулировать его визу и не пустить его на Открытый чемпионат Австралии по теннису. Суд изучил обстоятельства дела и решил, что теннисиста лишили права на защиту, решение о депортации спортсмена отменено. Суд также опубликовал стенограмму допроса Джоковича пограничниками. "МК-Спорт" публикует перевод этой стенограммы.

«Я не понимаю, чего вы еще хотите»: опубликована стенограмма допроса Джоковича

Новак Джокович. Фото: Laurent Lairys/www.imago-images.de/globallookpress.com

После приземления в Мельбурне 6 января Новака Джоковича допрашивает Судхир Р., офицер Министерства внутренних дел Австралии. Цитаты взяты из стенограммы, согласованной обеими сторонами и опубликованной Федеральным окружным судом в Мельбурне 10 января.

ОФИЦЕР: Вы вакцинированы?

ДЖОКОВИЧ: Я не вакцинирован.

ОФИЦЕР: Спасибо. Вы когда-нибудь болели COVID-19?

ДЖОКОВИЧ: Да. У меня дважды был COVID… В июне 2020 года и недавно – у меня был положительный результат ПЦР-теста 16 декабря 2021 года… У меня также есть документы, подтверждающие это. Если необходимо, я могу их предоставить.

(Допрос приостанавливается для копирования документов Джоковича. Допрос возобновляется в 00:35 утра, теннисист подтверждает, что его менеджер заполнил заявление на получение визы, и утверждает, что у него есть разрешение на въезд в Австралию по медицинским показаниям от федерального правительства).

ОФИЦЕР: Хорошо, значит, в этом письме об освобождении от медицинской помощи в значительной степени говорится о контрольной комиссии Tennis Australia, а не о федеральном правительстве? Но вы точно уверены…

ДЖОКОВИЧ: Да, процесс был, да, процесс состоял из двух независимых… двух медицинских комиссий… наверняка была одна, связанная с федеральным правительством.

(Допрос приостанавливается для проверки. Оказывается, Джокович запутался: вместо этого у него есть сертификат об освобождении от правительства штата.)

ДЖОКОВИЧ: Да, поэтому я только что связался со своим агентом… это свидетельство об освобождении было предоставлено независимой экспертной группой по медицинскому контролю, уполномоченной Tennis Australia, и решение комиссии было рассмотрено и одобрено независимой группой по рассмотрению медицинских исключений штата Виктория.

ОФИЦЕР: Но ранее вы сказали мне, что это было сделано федеральным правительством.

ДЖОКОВИЧ: Да, я, наверное, ошибся, не федеральное правительство, а правительство штата Виктория выбрало независимую медицинскую комиссию, которая проводила проверку вместе с Открытым чемпионатом Австралии.

ОФИЦЕР: Это абсолютно нормально, но дело в том, что вы въехали в Австралию, и пограничное законодательство  в значительной степени регулируется федеральным правительством.

ДЖОКОВИЧ: Это я понимаю. Так вам нужны какие-то дополнительные документы от меня?

ОФИЦЕР: Да, если вы утверждаете, что получали электронные письма от федерального правительства… потому что, да, мы хотим предоставить вам любую возможность предоставить как можно больше информации.

ДЖОКОВИЧ: Хорошо. Итак, мы не получали никаких электронных писем от федерального правительства. Вот то, что мы получили от медицинской команды Открытого чемпионата Австралии по теннису, потому что они являются организаторами мероприятия.

ОФИЦЕР: Хорошо, все в порядке.

ДЖОКОВИЧ: И мне очень жаль, я прошу прощения за ошибку.

(Допрос приостанавливается в 00:52. Джокович ждет еще три часа, прежде чем он возобновится в 3:55. Сразу же ему выдается уведомление о намерении рассмотреть вопрос об аннулировании его визы.)

ОФИЦЕР: Итак, я просто зачитаю всю информацию.

ДЖОКОВИЧ: Я не понимаю, вы отменяете мою визу или?

ОФИЦЕР: Это уведомление о намерении рассмотреть вопрос об отмене в соответствии со статьей 116 Закона о миграции 1958 года. Итак, как только я вручу вам это уведомление, я дам вам примерно 20 минут – или сколько угодно, если вам нужно больше времени, вы можете запросить это – и вы должны предоставить нам причины, по которым мы не должны аннулировать визу.

ДЖОКОВИЧ: Я действительно не понимаю, что еще вы хотите, чтобы я вам предоставил. Я предоставил все документы, которые Tennis Australia и правительство Виктории просили меня сделать за последние три-четыре недели. Мой агент и я были в постоянном контакте с Tennis Australia и правительством штата Виктория, медицинской комиссией…

ОФИЦЕР: Так.

ДЖОКОВИЧ: Они подтвердили медицинское освобождение от вакцинации против COVID-19. Я подал заявку, они одобрили, я просто действительно не знаю, что еще вы хотите, чтобы я сказал… Я просто действительно не понимаю, по какой причине вы не разрешаете мне въезжать в вашу страну, – просто я имею в виду, что я ждал четыре часа, и я до сих пор не могу понять, в чем основная причина – типа – отсутствие каких бумаг? Отсутствие какой информации вам нужно? Или?

ОФИЦЕР: Я просто зачитаю вам всю информацию и дам вам копию…

ДЖОКОВИЧ: То есть по закону вы даете мне 20 минут, чтобы попытаться предоставить дополнительную информацию, которой у меня нет? В 4 часа утра? Я имею в виду, что вы как бы поставили меня в очень неловкое положение, когда в 4 часа утра я не могу позвонить директору Tennis Australia, я не могу общаться ни с кем из правительства штата Виктория через Tennis Australia. Просто вы меня поставили в очень неудобное положение. Я не знаю, что еще я могу вам сказать

И я бы не сидел здесь перед вами, если бы я не соблюдал все правила и положения, установленные вашим правительством. Так что я просто – я не знаю, что я имею в виду, – меня немного шокирует то, что вы – что вы собираетесь дать мне уведомление об аннулировании моей визы на основании чего? Если можно, мы подождем до 8 часов утра, а потом я позвоню в Tennis Australia, и тогда мы попробуем разобраться. Но прямо сейчас? Они все спят! Я не знаю, что еще я могу сделать в этот момент. Так что я действительно знаю, что юридически вы следите за мной, но это просто не имеет никакого смысла. Я имею в виду, что сделал все что мог. Прямо сейчас я могу позвонить своему агенту. Вы сказали мне не пользоваться телефоном, поэтому я ни с кем не общаюсь, никто не знает, что происходит.

ОФИЦЕР: Мммм.

ДЖОКОВИЧ: Но мне действительно нужно понять, потому что вы давали мне очень расплывчатые ответы или буквально не отвечали вообще в течение последних четырех часов… Вы говорите "намерение рассмотреть вопрос об отмене" – я действительно не понимаю, что это означает.

(Офицер объясняет, что в соответствии с Законом о биобезопасности 2015 года существуют требования для въезда на территорию Австралии и что перенесенное ранее инфицирование COVID-19 не считается медицинским противопоказанием для вакцинации против COVID-19 в Австралии.)

ДЖОКОВИЧ: Извините, что прерываю, но это неправда. Независимая медицинская комиссия правительства штата Виктория прямо заявила, что если вы выздоровели или если у вас был положительный тест на коронавирус и отрицательный тест на коронавирус за последние шесть месяцев, и у вас есть достаточное количество антител, то это считается основанием для получения медицинского освобождения. Вот как я это понял. Я имею в виду, что общался напрямую с правительством штата Виктория, это абсолютно неправда.

(Затем офицер зачитывает длинное заявление, в котором сообщает ему, что непривитые люди создают больший риск для здоровья, связанный с заражением Covid-19 и распространением Covid-19 среди других, что еще больше обременяет систему здравоохранения Австралии. Он добавляет, что если его виза будет аннулирована, ему, возможно, запретят въезд в Австралию на три года. Затем он просит Джоковича подписать документ.)

ДЖОКОВИЧ: Я не знаю, что делать в 4 утра. Если вы позволите, мне нужно включить телефон, позвонить моему агенту и попытаться связаться с людьми из Tennis Australia. Я бы ни за что не поставил себя в такое положение, чтобы прийти и посидеть здесь с вами. И мне, моему агенту и нашей команде определенно было бы известно, если бы правило для тех, кто переболел COVID-19 в течение шести месяцев не было в силе.

ОФИЦЕР: Это хорошо, но мне нужно пройти через этот процесс, и поэтому, это нормально, если вы не хотите его подписывать, но я все равно сделаю его ксерокопию, я дам ее вам.

ДЖОКОВИЧ: Хорошо, не могли бы вы просто объяснить мне, позволите ли вы мне получить больше информации по телефону с моим агентом?

ОФИЦЕР: Как только я закончу это или прерву этот допрос, я вернусь и дам вам знать.

(Допрос прерывается в 4:23 утра и возобновляется через девять минут. Джоковичу сообщают, что теперь он может пользоваться своим телефоном.

Допрос снова прерывается и возобновляется в 5:20 утра, когда Джоковичу говорят, что его перевезут в гостиницу в городе.)

ДЖОКОВИЧ: Но тот отель? Это как карантинный отель для тех, кто болен COVID, или что это такое?

ОФИЦЕР: Нет, я не знаю, как это называется, это просто место… Я предполагаю, что департамент заключил контракт с отелем, чтобы размещать людей, которым отказали во въезде в страну, чтобы они останавливались там в отеле.

ДЖОКОВИЧ: Хорошо. Значит ли это, что я могу взять свои сумки с собой или?

ВОПРОС: Во-первых, я просто хотел посмотреть… каков ваш ответ на NOIC – уведомление о намерении отменить визу. Вам есть что заявить, почему мы не должны рассмотреть вопрос об отмене визы?

(Джокович снова излагает свои причины, по которым ему должна быть разрешена виза. Затем допрос приостанавливается в 6:14 утра и возобновляется в 7:38 утра. Джоковича уведомляют о том, что правительство Австралии намерено аннулировать его визу в соответствии со статьей 116 Закона о миграции 1958 года.)

ОФИЦЕР: Другие соответствующие агентства будут уведомлены об аннулировании вашей визы. Вот уведомление, сейчас 7:42 утра. Хм, за вами, ваш выбор, если вы хотите подписать.

ДЖОКОВИЧ: Нет.

ОФИЦЕР: Это нормально. Я просто приглашу в комнату другого офицера, и он вас задержит.

ЗАДЕРЖИВАЮЩИЙ ОФИЦЕР: Меня зовут Бек, я офицер австралийских пограничных войск. Мне стало известно, что вы являетесь негражданином Австралии и незаконно находитесь на ее территории. Поэтому я задерживаю вас в соответствии со статьей 189 (1) Закона о миграции 1958 года в 07:43 часов шестого января 2022 года. Теперь я оставлю вас с моим коллегой.

ДЖОКОВИЧ: Что касается следующего шага – меня сопроводят в отель?

ОФИЦЕР: Да, следующим шагом будет то, что вас сопроводят в отель. Там вы и останетесь, а потом сможете сообщить в авиакомпанию. И как только мы получим дополнительную информацию, SERCO — это другое агентство, которое этим занимается, — сообщат вам, а затем отвезут обратно в аэропорт.

ДЖОКОВИЧ: Хорошо. С какой авиакомпанией вы работаете? Потому что я могу купить свой собственный билет, чтобы вернуться.

ОФИЦЕР: Хорошо. Какой бы авиакомпанией вы не прилетели, мы сообщим им. Итак, вы прибыли рейсом компании…

ДЖОКОВИЧ: "Эмирейтс", да, так что вернусь в Дубай.

ОФИЦЕР: Хорошо. Если у вас больше нет вопросов, да, я просто прекращаю этот допрос.

ДЖОКОВИЧ: ОК.

ОФИЦЕР: Допрос прекращается в 7:45 утра 6 января 2022 года.

(Затем Джоковича отправляют в правительственную гостиницу для содержания под стражей.)

Источник: www.sportmk.ru