Японцам вместо Курил напомнили о булочках, нафаршированных брюшным тифом

9 сентября на заседании Российского организационного комитета «Победа» президент Владимир Путин в своем выступлении вновь вернулся к теме Хабаровского процесса над японскими военными преступниками. Событиям тех лет в последнее время у нас уделяется много внимания. По мнению эксперта, «катализатором» такого процесса обращения к истории являются некоторые реалии нынешних дней.

Японцам вместо Курил напомнили о булочках, нафаршированных брюшным тифом

«Мы помним об уроках Второй мировой войны, и оправдания и обеления преступников, их чудовищных планов, грозивших всему человечеству, мы никогда не допустим, — заявил глава страны. — Пример тому – недавний Международный научно-практический форум, посвященный Хабаровскому процессу 1949 года… Именно советские следователи собрали неопровержимые улики, которые изобличили вину милитаристской Японии в совершении преступлений против человечества, в подготовке бактериологической войны. Этим чудовищным планам не дано было исполниться: летом 1945 года, когда Европа возвращалась к мирной жизни, советские войска разгромили Квантунскую армию и поставили точку во Второй мировой войне».

Название только что закончившегося масштабного общественного мероприятия в Хабаровске говорит само за себя: «Хабаровский процесс: исторические уроки и современные вызовы».

Совсем недавно та же тема преступлений японских милитаристов в годы Второй мировой вызвала всплеск публикаций в связи с тем, что ФСБ опубликовала ранее засекреченные архивные документы о планах Японии применить бактериологическую бомбу и предшествовавших этому бесчеловечных экспериментах японских «исследователей» над людьми.

Интересно, что в далеком 1949-м, Хабаровский процесс над японскими военными преступниками подавали советским людям, как некое третьестепенное событие. Впрочем, тому имеется объяснение: в декабре 1949 года вся Страна Советов с помпой отмечала «долгоиграющий» праздник – 70-летний юбилей дорогого товарища Сталина. Именно этому событию были посвящены фанфарные публикации на первых, вторых и даже третьих полосах газет. А заметки о начавшемся в далеком Хабаровске судебном разбирательстве над японцами помещали в «арьергарде» — на последней странице.

Между тем в ходе этого процесса всплывали вопиющие факты о зверствах, творимых японскими «естествоиспытателями», пытавшимися экспериментально определить возможности уничтожения большого количества людей с помощью бактериологического оружия. От этих бесчеловечных опытов погибло несколько тысяч человек, среди которых были и граждане СССР.

Оперативно-следственная группа и следственное управление МВД СССР по Хабаровскому краю проводили следствие над обвиняемыми пленными японцами с 22 октября по 13 декабря 1949 года. После окончания следственных действий в Хабаровске начался суд.

На скамье подсудимых оказались 12 человек. Среди них – люди очень разных званий и должностей: от главнокомандующего Квантунской группировкой генерала Отодзо Ямада, до санитара отряда № 731 Нуримицу Кикучи. Но всех их объединяло фактически одно предъявленное обвинение – бесчеловечность.

Вот какие показания одного из подсудимых записаны в протоколах.

Кендзи Ямагиси, заместитель начальника концлагеря «Хогоин»: «Солдат Советской армии Демченко… в категорической форме отказался давать какие-либо сведения о Советском Союзе. С моего разрешения к нему применялись меры физического воздействия, его следователи подвергали пытке, подвешивая его за руки, за ноги к балке. Демченко все же показания не давал. Тогда я решил его физически уничтожить и с этой целью отправил его в 731-й отряд».

Номер этого секретного подразделения сейчас можно найти во всех справочниках по истории Второй мировой. Именно сотрудники данного отряда занимались разработкой бактериологического оружия массового поражения и придумывали способы его эффективного распространения.

Во время следственных действий один из подсудимых, начальник производственного отдела в отряде № 731 Киоси Кавасима признался: людей для экспериментов получали из Харбинского жандармского управления. Среди этих подопытных были советские граждане, по разным причинам оказавшиеся на китайской территории, плененные командиры Народно-освободительной армии Китая, участники антияпонского движения… Их использовали для проведения различных исследований. Цель одного из них — установить сколько времени человек может прожить, уже оказавшись под воздействием большой дозы смертоносных бактерий. Специально заразив заключенных, их потом лечили. Но если даже человек в результате выздоравливал, его использовали повторно, как «живой биоматериал» для других жестоких опытов. Известно, что лабораториях отряда №731 проводились даже вскрытия зараженных, но еще живых людей для наблюдения за ходом течения заболевания.

Японские «исследователи» применяли порой совершенно иезуитские способы при проведении своих экспериментов. В протоколах Хабаровского процесса есть, например, показания одного из подсудимых о том, что он получил от руководства отрядом задание: «нафаршиировать» возбудителями брюшного тифа 3 тысячи булочек и раздать их китайцам. Потом этих подневольных участников эксперимента изучали на предмет того, сколько человек заразилось таким угощением, а сколько – нет.

По итогам длившегося почти неделю судебного процесса вина всех обвиняемых была признана судьями доказанной. Однако ни одного из двенадцати японских военных преступников не приговорили к смертной казни. Ведь в то время она была в СССР отменена. В результате самым серьезным наказанием стало лишение свободы на срок 25 лет. Часть осужденных получили не столь большие сроки. А одному из японцев и вовсе назначили всего 2 года тюрьмы.

«Малосрочники» отсидели в итоге в тюрьмах и лагерях «от звонка до звонка», после чего были отправлены из СССР на родину. А что касается главных японских преступников, осужденным на Хабаровском процессе, то в 1956 году новые советские власти их амнистировали и после этого тоже репатриировали.

Наверное, среди многих читателей «МК» такой эпилог «хабаровской эпопеи» вызовет негодование. Проявившие запредельную жестокость японские вояки отделались не столь уж серьезным наказанием за свои преступления. Но руководство СССР во главе с Хрущевым решило тогда проявить гуманность.

Насколько связаны заметная сейчас российская активность в напоминании современникам об ужасных страницах Второй мировой на Дальнем Востоке и современная ситуация в этом регионе? – свой вопрос я адресую эксперту, историку-востоковеду Анатолию Иванько.

— Об исторической важности Хабаровского процесса можно сказать словами главного обвинителя на нем, прокурора Льва Смирнова: «Значение этого процесса состоит в том, что он с необычайной ясностью показал звериное лицо разбойничьего японского империализма, в глубокой тайне подготовлявшего бактериологическую войну – одно из самых бесчеловечных орудий агрессии. Час, когда против человечества должны были быть брошены страшные силы неисчислимых миллиардов болезнетворных микробов, был совсем близок, и только стремительный, сокрушительный удар вооруженных сил Советского Союза спас мир от ужасов бактериологической войны». Он подчеркнул, обращаясь к судьям, заседающим в зале: «Ваш приговор должен не только сурово и справедливо покарать преданных суду преступников и заклеймить злодеяния японских агрессоров. Этот приговор должен прозвучать как грозное предостережение для поджигателей новой мировой войны, таких же безжалостных и жестоких человеконенавистников, как и те, преступления которых будут осуждены вами. Пусть помнят все замышляющие новые злодеяния против человечества и готовящие новые средства массового человекоистребления, что мир не забыл уроков Второй мировой войны».

Современными адресатами таких российских напоминаний о событиях Второй мировой, являются те наши зарубежные «коллеги», которые в последнее время очень активно стараются переписывать историю страшной войны, при этом не смущаясь даже делать ее безусловных виновников «не такими уж виноватыми», а тех, кто играл главную роль в одержанной победе, беспардонно пытаясь задвинуть на вторые роли.

Конечно, прослеживается и четкая взаимосвязь между активизировавшимися попытками Японии «продавить» выгодное им решение проблемы южных Курил и обнародованием все новых документов о преступлениях японских милитаристов в 1930-е – 1940-е гг. Чересчур активно добивающимся этого нынешним японским политикам нужно дать «лекарство», которое поумерило бы их аппетиты. Вот таким лекарством и становятся происходящие в нашей стране рассекречивание документов о зверствах японской военщины, форум, посвященный Хабаровскому процессу…

Все это — наши российские веские аргументы, с помощью которых мы пытаемся подтолкнуть официальный Токио к безоговорочному признанию итогов Второй мировой, еще и еще раз доказываем, что такое признание было бы исторически справедливым.

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *