За расстрел в казанской школе ответят другие

Известная пословица про гром и запоздало крестящегося мужика лишь отчасти объясняет особенности национального реагирования на национальные трагедии. Беда не столько в том, что мы спохватываемся слишком поздно, сколько в неадекватности самой реакции. Шумной, лихорадочно-истерической, но, как правило, малопродуктивной. Очень бы не хотелось, чтобы все повторилось и после бойни в казанской школе, но оснований для оптимизма пока, увы, намного меньше, чем хотелось бы.

Главная причина трагедии — «абсолютное отсутствие государственной идеологии», полагает уполномоченный по правам ребенка Республики Татарстан Ирина Волынец. Ту же мысль склоняют на все лады пропагандисты на главных федеральных телеканалах.

Мол, не до конца мы поправили конституцию. Мол, надо окончательно оторваться от тлетворно влияющего на нас Запада, выйти из сковавшего Россию по рукам и ногам Совета Европы и идти свои путем — путем создания такой модели организации общества, которая «гармонировала бы и резонировала бы с нашими традициями».

Примером подобной гармонии для большинства жаждущих таковой является, ясное дело, советская модель. Мол, во времена СССР таких безобразий не было. Певцы «утраченного рая» забывают, правда, — а, может, умышленно умалчивают, что без безобразий не обходилось и тогда.

Серийные убийцы «старой школы» были ничуть не менее «производительными», чем современные. А некоторые — такие, к примеру, как Чикатило, — пожалуй, что и более. Притом что воспитывались эти маньяки-«стахановцы» не в либеральной бездуховности, а в духе преданности делу коммунизма.

Парламентарии «копают» не так основательно, но тоже немелко. Скажем, лидер фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов предлагает вернуть смертную казнь. Что, кстати, также предполагает выход страны из Совета Европы. А спикер Госдумы Вячеслав Володин говорит о необходимости «уйти от анонимности в Интернете». Читай — еще туже закрутить «сетевые» гайки.

Почему-то меньше всего «слуги народа» и госпропагандисты говорят сегодня о том, чем совершено это и многие другие подобные преступления в России в мире. И это вряд ли случайность. Политолог, профессор Финансового университета при Правительстве России Олег Матвейчев подводит даже под такое невнимание к этой теме идеологическую базу.

«Дело не в обороте гражданского оружия, это не самое главное, — рассуждает профессор. — Любую систему безопасности можно обойти… В сети намеренно работают специальные психологические группы, финансируемые с Запада, обрабатывают подростков, с каждым занимаются индивидуально, подводят их к преступлениям. Работают такие группы на Украине под кураторством американских специалистов…»

Несколько удивляет, правда, то, как Матвейчев объясняет свою осведомленность: «Я это говорю абсолютно точно, потому что знаю изнутри». По идее, знать такого рода деятельность «изнутри» можно лишь в том случае, если сам в ней участвуешь.

Впрочем, это не так важно. Куда важнее другое: на языке у информированного профессора, есть такое подозрение, то, что на уме у многих представителей власти. А именно — желание воспользоваться казанской трагедией как предлогом для нового наступления на «пятую колонну», сиречь — на остатки гражданских свобод. И полное нежелании занимать тем, что с «пятой колонной», по мнению власти, никак не связано — правилами оборота оружия.

О последнем можно говорить уже как о факте: все предпринимавшиеся в последние годы попытки повысить минимальный возраст покупки огнестрельного оружия окончились ничем. По иронии судьбы автором одной из таких инициатив был Госсовет Татарстана.

Проект, разработанный республиканским парламентом, был внесен в Госдуму в ноябре 2018 года — спустя месяц после массового убийства в Керченском политехническом колледже.

Напомним, что ту бойню устроил 18-летний студент Владислав Росляков. И что так же, как и автор нынешнего «скулшутинга», 19-летний казанец Ильназ Галявиев, оружие преступление он прибрел совершенно легально. Да и тип оружия в обоих случаях был одним и тем же — помповое ружье Hatsan Escort турецкого производства.

Законопроект предусматривал повышение с нынешних 18 лет до 21 года возраста, по достижении которого гражданин получает право приобретать огнестрельное гладкоствольного длинноствольного оружия самообороны, а также спортивное, охотничье, сигнальное, газовое и клинковое. Предлагалось ввести и ряд других ограничений.

Очевидная, кстати, нелепость действующего закона: для покупки травматов нужно быть на три года взрослее, чем для покупки стволов летального действия: право на приобретение «гражданского огнестрельного оружия ограниченного поражения» гражданин приобретает сегодня по достижении 21 года.

Ну, так вот: 17 марта прошлого года законопроект был решительно отклонен думцами. Оснований долго не искали. «Комитет считает, что все эти требования избыточны», — заявил, представляя проект, первый зампредседателя Комитета по безопасности и противодействию коррупции Эрнест Валеев. И это — всё.

Еще один похожий законопроект, внесенный группой сенаторов, был отклонен на том основании, что «может негативно отразиться на условиях проживания и ведения хозяйственной деятельности в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях». В общем, как говорят в этих самых местностях, «тендеция, однако».

Понятно, что никакие ограничения не решают проблему полностью. Но свободная продажа «огнестрельного длинноствольного оружия самообороны» — очевидный фактор риска. Ни более тщательный медицинский контроль на этапе приобретения лицензии (с первого взгляда ментальные недуги редко определяются), ни повышение возрастного порога существенно его не снижают. Сумасшествию, увы, все возрасты покорны. Можно осознать себя «богом» и после 21 года.

Если уж минировать эту угрозу, то минизировать радикально. Для самообороны обычным гражданам, думается, вполне хватило бы травматов. Во всяком случае — в городах: для отдаленных районо можно предусмотреть специальные правила.

Но что-то подсказывает, что на серьезное ущемление оружейных вольностей наши власти не пойдут. А вся нерастраченная — то ли по причине влияния оружейного лобби, то в силу природного свободолюбия чиновников — энергия запретительства обрушится, как водится, на Интернет и «пятую колонну».

Источник: www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *